Почему японцы разлюбили катакану: во всём виноваты иностранцы?

1271  0

Покопавшись в сканах старых японских книг на просторах японского интернета, вы могли заметить нечто шокирующее: существует большое количество текстов, написанных на смеси иероглифов и катаканы. Возникает вопрос: в какой момент катакану заменила хирагана? Почему именно ей японцы отдали предпочтение, оставив для катаканы функцию записи заимствованных слов? В данной статье мы разберёмся в этих загадках японской письменности.

Как японцы читали и писали в разное время

Чтобы было лучше понятно, как японцы пришли к используемой в настоящее время системе письма, быстренько пробежимся по её истории.

В эпоху Нара (710 – 794) в Японии существовали лишь иероглифы, заимствованные из Китая. Из-за различий японского и китайского языков японцы не могли переложить свою родную речь на иероглифы. Поэтому и читать, и писать в то время приходилось по-китайски.

В эпоху Хэйан (794 – 1185) появились катакана и хирагана. Важно отметить, что изначально именно катакана использовалась для записи «транскрипции» к иероглифам, а также употреблялась в качестве окуриганы (запись изменяемых окончаний слов и т.д.). Хирагана же использовалась в женском письме, любовных переписках и поэзии вака.

В литературных произведениях этого времени мы видим запись текстов смесью иероглифов и катаканы. Однако, например, «Хогэн моногатари» («Сказание о годах Хогэн») было представлено в двух вариантах: «кандзи + катакана» и «кандзи + хирагана».

Страницы «Кондзяку моногатари сю», или «Собрания повестей о ныне уже минувшем», XII век (запись иероглифами и катаканой)

На всякий случай уточним, что до появления азбуки японцы всё же старались преобразовать китайское письмо под свой язык за счёт разных средств, в том числе манъёганы. Однако подробнее на этом здесь мы останавливаться не будем.

С периода Камакура (1185 – 1333 гг.) по период Муромати (1336 – 1573 гг.) катакана получила ещё большее распространение, чем в период Хэйан. Тексты пьес театра Но были практически полностью написаны ею. Большинство литературных произведений также записывалось смесью иероглифов и катаканы, хотя были и исключения.

«Повесть о доме Тайра» XIV в. — пример записи смесью иероглифов и хираганы

В XVI веке в Японию приехали католические миссионеры, чтобы распространять христианство. Они привезли с собой печатную машину, и так со временем в Японии началась печать религиозных книг. А записаны они были смесью иероглифов и хираганы.

Печатный христианский текст на японском языке
(запись иероглифами и хираганой)

В период Эдо (1603 – 1867) появилось много книг, записанных преимущественно хираганой. Они создавались для людей, которые не обладают достаточными навыками чтения. В текстах встречались и иероглифы, но все они были также были подписаны хираганой. Катакана в подобных книгах использовалась редко.

После Реставрации Мэйдзи в 1868 году в Японию вместе с иностранцами начали активно попадать новые понятия, для которых было необходимо подобрать хорошие японские обозначения.

В то время для заимствований обычно подбирались иероглифические эквиваленты. Например, «телефон»: 電話 дэнва («электрическая речь»), «самолёт»: 飛行機 хико:ки («лететь перемещаться механизм») и т.д.

Были и слова, для которых иероглифы подбирали не по смыслу, а по звучанию Например, «клуб» 倶楽部 курабу, «Париж» 巴里 пари и другие. Имена иностранцев также могли записывать с помощью такого подбора иероглифов.

Однако для некоторых заимствований японцы всё же использовали катакану, как это делается сейчас. Правда к таким словам всё же рядом подписывали и их иероглифический эквивалент, чтобы читателям было проще понять их смысл. Например, ミニストル министору, 大臣 дайдзин «министр».

Таким образом, катакана использовалась для записи заимствованных слов и до послевоенных реформ языка, однако тогда этот способ встречался намного реже иероглифической записи.

С чего начались перемены

Правительство Мэйдзи поставило цель поднять уровень образованности населения. Если раньше грамотными были лишь представители воинского сословия, то теперь научиться читать и писать могли даже дети торговцев, крестьян и ремесленников.

Теперь большинство японских мальчиков и девочек посещали школы. Там они изучали письменность, однако в то время грамотность ещё не могла дать человеку настоящую свободу самовыражения. «Владение письменностью» могло означать как простое знание знаков слоговой азбуки, так и умение эффективно использовать смешанное японо-китайское письмо в соответствии с необходимым для конкретной ситуации стилем (камбун, соробун, смесь на письме разговорного языка с классическим и т.д.).

Задача научиться писать усложнялась и тем, что для одного и того же слога азбуки могло иметься несколько разных вариантов написания, количество необходимых для повседневной жизни иероглифов не было ограничено, и, соответственно, стремилось к бесконечности. А ведь у ряда кандзи тоже могли быть разные способы записи, поскольку никто не установил, какой из вариантов считать единственно верным.

Вот и получается, что в Японии конца ХIХ века не могло идти речи о том, чтобы все могли в равной степени уверенно читать и писать. А разве возможно в таких условиях развивать науку и идти в ногу с остальным миром? Реальность требовала реформ языка.

Японцы понимали, что одной из важнейших задач в упрощении изучения письменности является сокращение числа изучаемых иероглифов или полный отказ от них. Это привело к тому, что в газетах сложные иероглифы могли заменяться записью на катакане.

В 1900 году Министерство образования Японии объявило иероглифический минимум в 1200 иероглифов для школы, а для каждой моры японского языка был установлен один конкретный знак хираганы. Также было решено, что писать нужно тем же языком, что и говорить. Поэтому многие литературные произведения стали записываться разговорным языком, а не классическим письменным вариантом. Тексты книг стали часто представлять собой смесь иероглифов и хираганы. Однако в официальных документах вместе с кандзи продолжала использоваться катакана (и более сложные варианты иероглифов, например, 國 вместо 国).

За японцев решили иностранцы?

С 1945 по 1952 год Япония находилась под оккупацией союзных войск. За этот период под влиянием иностранцев произошло много изменений: император отказался от своего божественного происхождения; появилась окончательная версия Конституции, в которой Япония навсегда отказалась от войны; а дети начали активно запоминать фразу «гибу ми тёкорээто» (Give me chocolate), чтобы просить шоколадки у американских военных.

Американский военный и японское «Дайте мне шоколадку» (ギブ・ミー・チョコレート)

Правление иностранцев сказалось и на японской письменности.

Американцы поддержали идею о том, что нужно упростить процесс обучения чтению и письму, чтобы каждый японец мог легко стать образованным. Они тоже провели ряд реформ и в том числе установили за правило все тексты писать смесью иероглифов и хираганы, а катакану использовать для обозначения заимствований.

Сложно сказать наверняка, почему было принято именно такое распределение ролей. Есть версия, что это связано с предпочтениями американцев: большинство военных на письме использовали именно хирагану, несмотря на то, что японцам катакана казалась более простой для изучения.

Однако реалистичным кажется объяснение, связанное со стремлением японцев начать писать на понятном для всех разговорном языке.

Сочетание иероглифов и катаканы ассоциируется с бунго и камбуном — письменными вариантами языка, совершенно не соответствующими устной речи. Именно бунго использовался в официальных документах. Получается, что увидев текст конституции 1890 года, простой крестьянин смог бы разобраться в нём с большим трудом или же вовсе не сумел бы его понять. В послевоенным правительстве было решено сделать доступными для всех слоёв населения даже официальные документы.

Смесь иероглифов и хираганы передавала на письме произношение и грамматику живого японского языка, контрастируя со сложными для понимания текстами бунго, в котором присутствовала катакана.

Страницы японской конституции 1890 года (запись иероглифами и катаканой)
Страницы японской конституции 1947 года (запись иероглифами и хираганой)

Так и получилось, что хирагана оказалась в приоритете. Раньше дети в школах начинали знакомство с письменностью с более простой по мнению японцев катаканы, однако в 1947 году по указанию оккупационных войск вышел первый учебник для японских детей, в котором предпочтение отдавалось хирагане. Он назывался みんないいこ минна ий ко «Все хорошие детки».

Страницы из книги по чтению для младшеклассников 尋常小学国語読本 1918 года (запись катаканой)
Страницы учебника по чтению для младшеклассников みんないいこ 1947 года (запись хираганой)

До 1945 года катакана и хирагана выполняли одну и ту же функцию — ими могли записываться слова, окончания слов и грамматические компоненты. Однако после Второй мировой войны их роли разделились: хирагана начала использоваться в сочетании с иероглифами, а катакана в основном для записи заимствованных слов. В современном языке хирагана играет более значительную роль. Как в самой Японии, так и в других странах изучение японской письменности начинается именно с неё. Освоив хирагану, учащиеся приступают к катакане, а затем погружаются в самое сложное — иероглифы.

Странная окуригана

Любой язык, как живой организм, развивается и меняется со временем. Сейчас нам могут встречаться такие явления, как запись заимствованных слов хираганой (например, とまと томато «помидор»), неожиданная окуригана (前え) и другие моменты, не соответствующие нормам, но всё же присутствующие на письме.

Кто знает, как изменится японская письменность через 50 лет.. ;)


Источники:

1. Yuko Igarashi, The Changing Role of Katakana in the Japanese Writing System: Processing and Pedagogical Dimensions for Native Speakers and Foreign Learners — 2007

2. J. Marshall Unger, Literacy and Script Reform in Occupation Japan — 1996

3. 武部良明, 日本語の表記

А здесь можно найти ссылки на довоенные учебники по чтению для детей.

Смотрите также