Власть и управление в Японии эпохи Сэнгоку

2373  0

В этой статье мы постараемся окунуться в Японию эпохи Сэнгоку (1467—1603): рассмотреть Двор во главе с Государем и аристократией, сёгунат во главе с сёгуном и его советниками, а также святилища, монастыри и княжества.

Как управляли Японией в конце XV – середине XVI веков?

На фоне усобиц военных домов Двор государя в Киото утратил контроль над большей частью своих земельных владений, и в финансовом отношении начал полностью зависеть от сёгуната и провинциальных военачальников.

Тем не менее Двор государя формально всё ещё являлся центром управления Японией. Столичный Двор продолжал воспроизводить порядки предыдущих эпох: проводить назначения на высшие государственные посты, организовывать церемонии и работу придворных ведомств, издавать указы высшей юридической силы (яп. 綸旨, риндзи).

Риндзи

Вопреки распространённому мнению, ни один военачальник не мог получить титул сёгуна, не достигнув определённого ранга в придворной иерархии. Распределяя титулы не только между столичной гражданской аристократией, но и между военными лидерами, Двор сохранял статус важного центра управления. Именно фигура государя Японии продолжала являться источником легитимности власти любого военного клана.

Иными словами, придворные назначения повышали престиж и возможности карьерного роста военачальников.

Факт 1. При этом относились провинциальные военачальники к придворному продвижению по-разному. Так, Оути Масахиро (1446—1495) и Имагава Ёсимото (1519—1560) всячески подражали образу жизни столичной аристократии и домогались высоких чинов, а Ода Нобунага (1534—1582) относился к таким назначениям со скепсисом. Но даже Ода Нобунага заключил выгодный союз с государем Огимати (1517—1593), чтобы легитимировать свою власть в столице.

Государь Го-Нара

Факт 2. Нищенствующий государь Го-Нара (1497—1557), вынужденный заложить дворец и кормиться продажей собственной каллиграфии, не всегда заботился о собственном политическом положении. Например, 4 апреля 1540 года он использовал прямое постановление, чтобы запретить послушникам монастыря Эйхэй носить жёлтые и лиловые одежды на церемонии преуспевания отделения Эйхэй, монастыря Содзи. Похоже, это было связано с нехваткой средств на проведение такой церемонии.

Столичная аристократия

Люди, которые окружали особу государя и служили в государственных ведомствах. Как и сам государь, гражданские служащие были лишены доходов с частных земельных владений, занятых военными кланами. Одни придворные стремились поддерживать свой высокий статус в Киото, другие покидали город и отправлялись во владения могущественных военных князей, третьи вообще брали оружие в руки и сами шли на войну.

Аристократия могла издавать постановления Большого государственного совета (яп. 宣旨, сэндзи) и указы членов Династии (яп. 令旨, рё:дзи), которые в придворной юридической иерархии стояли выше любого приказания сёгуна (яп. 御教書, мигё:сё), но ниже повеления государя. Иными словами, бабушка государя Японии могла отменить любой указ сёгуна.

Однако такой властью аристократы пользовались нечасто. Чаще они достигали реального влияния на военных лидеров в качестве их наставников в поэзии, живописи или других изящных искусствах.

Хосокава Фудзитака - воин и меценат, близкий придворной культуре

Факт 3. Высший аристократ Коноэ Хисамити (1472-1544) не гнушался сношений с воинами. Так, он открыл резиденцию дома Коноэ для широких масс и общался с самураями, сам будучи образованным и эрудированным чиновником.

Факт 4. В ходе Смуты годов Онин (1467-1477) Киото оказался разгромлен и разграблен. Государь был вынужден переселиться в резиденцию сёгуна, а многие аристократы бежали в западную Японию. Здесь, в твердыне Ямагути, клан Оути основал новый культурный центр, где проживали такие деятели культуры, как мастер живописи Сэссю (1420-1506) и иезуитский миссионер Франциск Ксаверий (1506-1552).

Сэссю

Сёгун и его вассалы

Формально они оставались единой военной администрацией. Основанный в 1338 году сёгунат Муромати разрушался в режиме реального времени. Связи с провинциальными вассалами (яп. 国人, кокудзин) становились всё более шаткими, а на управление страной всё большее влияние оказывали заместители сёгунов (яп. 管領, канрэй).

Сёгунат мог распределять посты военных губернаторов (яп. 守護, сюго), проводить назначения в собственные ведомства, а также координировать нападение на тех или иных военачальников, которое, к слову, не всегда завершалось успешно.

Отомо Сорин

Факт 5. Так, военачальник Отомо Сорин (1530-1587) получил колоссальное количество назначений, став военным губернатором сразу шести провинций острова Кюсю. С другой стороны, такие известные князья, как Уэсуги Кэнсин (1530-1578) и Сайто Досан (1494?-1556), официально оставались заместителями губернаторов (яп. 守護代, сюгодай), хотя по факту они являлись самыми влиятельными военачальниками в провинции и единолично распоряжались практически на всей их территории.

Факт 6. В 1487 и 1491 годах сёгунат организовал военные походы против клана Роккаку в южной части провинции Оми, недалеко от столицы. Однако глава клана Роккаку Такаёри (?-1520) постоянно сбегал в горы, а после ухода войск сёгуна вновь возвращал власть. События эти подрывали авторитет сёгуната, ведь сёгун формально выступал в качестве высшего руководителя всех воинов Японии, но не справлялся со своими обязанностями.

Родовой герб (камон) клана Роккаку

Жрецы и монахи

В условиях мощнейшей раздробленности они создавали оплоты стабильности. Традиционно автономные в рамках владений святилищ и монастырей, они нередко отстаивали свои интересы с оружием в руках.

Жрецы и монахи могли влиять на решения Двора, сёгуната или княжеств, а также регулировать жизнь крестьян и горожан на подвластной им территории.

Факт 7. Ёсида Канэтомо (1435-1511) был выдающимся аристократом, жрецом и энциклопедистом. Если раньше система «Постановлений Согэн» (яп. 宗源宣旨, Со:гэн-гэндзи), которой подчинялись святилища по всей стране, была под контролем государей, то Канэтомо сконцентрировал рычаги управления в руках своей семьи.

Ёсида даже в годы усобиц распределяли ранги и права между святилищами. Глава жреческого дома Ёсида выносил решения по спорным вопросам. То была форма самоорганизации синтоистских центров, более не связанная с двором государей.

Святилище Ёсида синто рю

Факт 8. Система управления многими монастырскими землями нередко отражала древние порядки. Настоятель традиционной буддийской школы (яп. 本山, хондзан) мог напрямую зависеть от мнения Предстоятелей (яп. 大僧正, дайсо:дзё:), которым подчинялись различные крупные храмы и монастыри школы с сетью более мелких обителей, в которых руководили уже местные настоятели (яп. 上座, дзё:дза), в общей иерархии занимавшие посты малых предстоятелей (яп. 少僧正, сё:со:дзё:). . Кроме того, в конкретных храмах существовало разделение на административно-хозяйственные и духовные должности, что позволяло распределить обязанности и добиться наибольшей эффективности управления.

Энряку-дзи

Князья и военачальники

Они могли издавать законы, непосредственно регулирующие жизнь местных жителей. В руках князей сосредоточилась максимальная автономия. Страна была разделена, и в каждой провинции в эпоху Сэнгоку мы можем встретить собственную валюту, собственные войска или уникальное законодательство.

Князья и военачальники создавали, пожалуй, действительно новые юридические образования. Вышедшие из самураев, торговцев, монахов или даже бандитов, они свергали местных управителей и устанавливали единоличную власть на конкретных территориях.

Факт 9. В 1536 году князь Датэ Танэмунэ (1488-1565) издал обширный свод законов «Собрание множества пылинок» (яп. 塵芥集 Дзинкай-сю), в котором закрепил и подробно описал новые порядки в землях известного клана Датэ на северо-востоке Японии. Основное внимание в своде уделялось судопроизводству и увеличению прав князя в ущерб его вассалам.

Датэ Танэмунэ

Факт 10. В 1567 году другой князь, Роккаку Ёсиката (1545-1612) из центральной Японии, ввёл в действие законодательный свод «Уложение рода Роккаку» (яп. 六角氏式目, Роккаку-си сикимоку), который сильно отличался от сборников остальных князей. Свод закреплял и расширял права вассалов князя настолько, что княжеская власть оказалась заметно ограничена полномочиями вассалов и локальных управителей. Например, на протяжении всего свода декларируется, что местные правовые обычаи сохраняются неизменными, и именно локальные традиции определяют ход судебных процессов.

Роккаку Ёсиката

***

Таким образом, официально в Японии эпохи Сэнгоку существовало несколько уровней власти.

Постановления государя обладали высшей юридической силой, но покоились на плечах военачальников, заинтересованных в придворном продвижении. В большинстве же случаев указы правителя Японии касались церемониальных и кадровых вопросов, к слову, довольно значимых для средневекового японского общества.

Двор и столичная аристократия практически утратили «законодательную инициативу». Лишившись средств к существованию, придворные по большей части концентрировались на культурной жизни, нежели на вопросах управления. Хотя находились и исключения. Так, среди аристократов были и участники сражений между самураями.

Сёгунат старался эффективно использовать оставшиеся рычаги влияния. Главным инструментом давления выступало распределение постов, а также военные походы против несогласных. Впрочем, каждая такая акция должна была получить поддержку влиятельных независимых воинов.

Жрецы и монахи в административном плане окончательно откололись от двора и столицы. Всё чаще вступая в союзы с военными лидерами, святилища и монастыри воплощали собственные модели управления.

Что касается князей, те создавали новые законодательные собрания и стремились вводить законы, которые регулируют жизнь простых людей на территории конкретных княжеств.

Отсюда вывод – вся реальная власть в эпоху Сэнгоку концентрировалась в руках локальных феодалов, настоятелей храмов, главных жрецов, провинциальных аристократов и управителей, хотя на баланс сил на карте Японии напрямую продолжали влиять как курс двора и сёгуната, так и деятельность военных губернаторов и буддийских лидеров.

Смотрите также