«Станции утешения»: сексуальное рабство военной Японии

1193  0

«Станции утешения» — военные бордели, действующие на оккупированных Японией территориях Восточной и Юго-Восточной Азии в 1932—1945 годах. Жестокую правду о том, как это было, читайте в этой статье.

История

Ни для кого не секрет, что в военное время жестокость и насилие – совершенно обыденные явления, которые встречаются не только на фронте, но и в тылу. Благодаря сохранившимся до наших дней официальным документам Императорской армии Японии стало известно о многих случаях насилия (в частности сексуального) по отношению к пленным женщинам. В связи с подобными происшествиями генерал-лейтенант Окамура Ясудзи, заместитель командующего японской Экспедиционной армией в Китае в 1944—1945 гг., выступил с предложением о создании «станций утешения», которые, по мнению генерала, могли бы снизить риск роста антияпонских настроений на оккупированных территориях. Согласно одной из версий, правительство Японии также преследовало цель минимизировать медицинские расходы на лечение венерических заболеваний, которые угрожали не только здоровью и жизни солдат, но и боевому потенциалу самой Японской империи.

Однако чем же японцам так не угодили местные бордели? Необходимость создавать собственные публичные дома на оккупированной территории была продиктована тем, что под личиной работников «чужих» борделей могли скрываться китайские шпионы. А поскольку проституция Японии отличалась хорошей организованностью, правительство вместе с военным руководством приняли решение разработать аналогичную программу для обслуживания Вооруженных сил Японии за пределами страны. 

Таким образом, были организованы «станции утешения», призванные предотвратить распространение венерических заболеваний среди солдат, при этом обеспечив для них комфортные условия фронтовой жизни. Однако какую цену за это пришлось заплатить Стране восходящего солнца, и что скрывали стены этих борделей? 

Первая «станция утешения» была открыта в Шанхае в 1932 году, а первыми женщинами для утешения стали японские проститутки, которые добровольно предлагали свои услуги. Впрочем, вскоре Министерство иностранных дел выступило против дальнейшей выдачи туристических виз для японских проституток, объясняя такое решение тем, что доброволицы запятнали честь Японской империи.

Тем временем Япония продолжала военную экспансию, и в связи с нехваткой добровольцев из родной страны военное руководство переключилось на местное население. Тактика привлечения «рабочей силы» была предельно проста: в газетах, распространяемых как в Японии, так и на захваченных ею территориях Кореи, Тайваня, Маньчжурии и Китая, были размещены объявления о вакансиях медсестёр и фабричных работников. Многие женщины откликались на подобные призывы, совершенно не подозревая, что их будут принуждать к сексуальному рабству. Кроме того, агенты по найму зачастую предлагали помощь в решении семейных долгов, поэтому многие девушки (в частности из Кореи) недолго думая соглашались на любую работу. А в китайской провинции Хэбэй девушки-мусульманки изначально были завербованы в школу для девочек в качестве конферансье. 

Как мы уже говорили, военное руководство не сумело обеспечить достаточное количество японских проституток для военных подразделений. В ответ на это в качестве компенсации военные стали не только грабить местное население, но и требовать, чтобы руководство закупало женщин для борделей в сельской местности вдоль линии фронта. В случаях неповиновения со стороны местных жителей, японские солдаты, действуя под лозунгом «Убить! Спалить! Ограбить!» незамедлительно проводили «политику трёх союзников», в рамках которой местных девушек похищали в случайном порядке и подвергали их сексуальному насилию. 

Примечательно, что сам факт похищения женщин из других азиатских государств, оккупированных Японией, японское правительство считало своего рода символической кастрацией других азиатских мужчин, призванной показать, что они не способны защищать своих женщин и выполнять свой долг как отцы, мужья и братья.

Согласно данным, собранным в Китае за период с 1938 по 1945 год, на оккупированных японцами территориях насчитывалось от 360,000 до 410,000 женщин для утешения, 200,000 из которых были китаянками. Несмотря на то, что многие официальные документы, касающиеся военных преступлений высшего руководства, в конце войны были уничтожены по распоряжению правительства Японии, японским историкам удалось предоставить собственную статистику. Так, например, исследователь Ёсими Ёсиаки называет следующие цифры: от 50,000 до 200,000 женщин, многим из которых не было и 18 лет, стали жертвами «станций для утешения». На основании этой оценки большинство международных средств массовой информации, такие как Би-би-си, утверждают, что за время войны японскими солдатами было похищено около 200,000 молодых женщин.

Кадр из фильма "Возвращение на родину" (Корея, 2016 г.)

В настоящее время известно, что приблизительно три четверти женщин, отданных в сексуальное рабство, умерли, а выжившие навсегда остались бесплодными вследствие сексуальных травм или заболеваний, передающихся половым путём. Разумеется, женщин еженедельно осматривали на предмет венерических заболеваний, и, в случае их наличия, им вводили лекарство от сифилиса или «препарат 606», один из побочных эффектов которого приводил к бесплодию. Кроме того, в бараках, где содержали женщин для утешения, нередким явлением были избиения и физические пытки. 

Позднее, в интервью 1991 года одна кореянка рассказала о том, как в 1941 году её ввели в женский корпус для утешения: «Мне было 17 лет, когда японские солдаты приехали на грузовике, избили меня и мою подругу, а затем потащили куда-то, толкая в спину. Нам сказали, что, если нас призовут, мы сможем заработать много денег на текстильной фабрике… В первый же день меня изнасиловали, и с тех пор насилие никогда больше не прекращалось… Я рождена женщиной, но никогда не жила как женщина. Я чувствую тошноту, когда приближаюсь к мужчинам. Не только к японским мужчинам, вообще ко всем, даже к собственному мужу, который вытащил меня из борделя. Меня бросает в дрожь, когда я вижу японский флаг… Должно ли мне быть стыдно? Нет, мне нечего стыдиться». Женщина также сообщила, что её подвергали насилию по 30-40 раз в день в течение всего времени пребывания на «станции для утешения».

Нельзя упускать также и тот факт, что в военных документах армии и флота, в которых упоминалось о женщинах для утешения, всегда использовался термин «военные поставки». По словам военного врача Тэцуо Асё, женщины для утешения рассматривались как «женские боеприпасы» или «общественные туалеты», их использовали словно бытовую вещь. Более того, многие женщины для утешения также были вынуждены сдавать кровь для лечения раненых солдат. 

В 1951 году правительство Южной Кореи потребовало от Японии компенсацию в размере 364 млн. долларов, предназначенных для корейских женщин, которых принуждали к труду и военной службе во время оккупации. В рамках окончательного соглашения, достигнутого в ходе переговоров 1965 года, Япония согласилась предоставить материальное возмещение в размере 800 млн. долларов, а также пакет ссуд под низкий процент в течение 10 лет. Несмотря на намерения Японии выплачивать компенсацию напрямую отдельным лицам, корейское правительство настояло на получении целой суммы. Известно, что большая часть денег была потрачена на экономическое развитие тяжёлой промышленности и инфраструктуры страны.

В 1994 году правительство Японии создало Фонд азиатских женщин (Asian Women's Fund) для распределения дополнительных компенсаций между Южной Кореей, Филиппинами, Тайванем, Нидерландами и Индонезией. Кроме того, многие бывшие жертвы «станций для утешения» лично получили извинения от премьер-министра Мураямы Томиити, который заявил следующее: «Будучи премьер-министром Японии, я вновь выражаю свои самые искренние извинения всем женщинам, которые перенесли неизмеримые болезненные переживания и получили неизлечимые физические и психологические увечья, пребывая пленницами на “станциях утешения”».

Кадр из фильма "Возвращение на родину" (Корея, 2016 г.)

Многие из тех, кому пришлось стать женщиной для утешения в Корее, принципиально отказались от компенсаций. Однако, несмотря на то, что фонд был создан правительством Японии, его средства поступали от частных пожертвований, поэтому компенсация не была официальной. В конце концов, более шестидесяти бывших корейских «женщин для утешения» приняли по 5 млн. иен (ок. 3 млн. руб.) от Фонда азиатских женщин вместе с подписанными извинениями, а 142 других получили средства от правительства Кореи. Позднее, 26 марта 2007 года, Абэ Синдзо также выразил сожаление по поводу нарушений прав человека, которые имели место на «станциях утешения». 

Напоследок остаётся отметить, что память о тех событиях не уходит бесследно, она живёт по сей день с болью в сердцах миллионов людей. Её не излечит ни время, ни даже искренние раскаяния. Нам лишь остаётся помнить и делать всё возможное, чтобы не допустить повторения ошибок прошлого. 


О женщинах для утешения и проблеме феминизма в Японии также читайте в следующих статьях: 
1) Об истории феминизма в Японии: https://konnichiwa.ru/page/3210/
2) О разрыве побратимских отношений между Осака и Сан-Франциско: https://konnichiwa.ru/page/3026/

Смотрите также