Музыка сити-поп: перенеситесь в счастливую Японию ушедшей эпохи

233  0

1970-е и 80-е годы для Японии были счастливым временем. «Финансовый пузырь» ещё не лопнул, люди становились богаче, а мода – смелее. Музыканты тоже не отставали, и так следование национальным и глобальным трендам привело к созданию сити-попа, «музыки эпохи», которая вобрала в себя радость и оптимизм людей.

Говоря просто, сити-поп, или «городская поп-музыка» – это лишь название, характеризующее очередную эпоху японского попа. Этот жанр имеет схожие черты с фанком, диско, R&B и соулом, что никак не выделяет его на фоне остальной музыки 70-х и 80-х годов, а то и является доказательством стирания культурных различий из-за глобализации.

Но не всё так очевидно. Сити-поп был не просто японским аналогом западного жанра easy listening («лёгкая музыка»), это одна из самых композиционно сложных поп-музык из когда-либо созданных. Она является плодом обстоятельств того времени: оптимизма, процветания и безопасности, дарованной «финансовым пузырём». В ней отражены надежды людей на счастливое будущее, где все люди смогут богато жить в роскошных больших городах.

По сути, сити-поп можно назвать фундаментальным преобразованием обычного японского попа. Началось всё со второго альбома фолк-рок-группы Happy End под названием 風街ろまん кадзэмати роман «Романс города ветров», который, как и первый альбом группы, вызвал множество споров о целесообразности создания рока на японском языке. Можно сказать, что популярность и «свежесть» звучания этого альбома, существующего на грани фолк-рока и поп-музыки, изменили производство и потребление популярного искусства, по крайней мере в Японии.

Песня 風をあつめて кадзэ-о ацумэтэ использовалась в саундтреке фильма «Трудности перевода»

Революция сити-попа

Happy End восстали против разрыва между иностранным рок-н-роллом, который многие считали непригодным для исполнения на японском языке, и 歌謡曲 каё:кёку, сентиментальным стилем поп-музыки эпохи Сёва (1926–1989 гг.), который считался более подходящим для структуры и фонетических особенностей японского языка. Популярность дебюта Happy End и «Романса города ветров» разрешила «споры о японском роке», последствия чего, вероятно, произвели революцию в большинстве направлений современной японской поп-музыки.

Успех Happy End повлиял на многие жанры, однако наиболее очевидно и быстро это произошло с сити-попом. Артисты воспользовались гибкостью японского языка, чтобы привнести модные иностранные жанры музыки, такие как диско, фанк, буги-вуги, лаунж, AOR и экзотика, на родину. Без ограничений культурных норм, которые мешали бы слиянию этих жанров, японские музыканты могли свободно творить и вводить новшества по своему желанию, создавая музыку столь же безграничную, как экономический рост послевоенной Японии.

После распада группы Happy End в 1973 году её участники (Хосоно Харуоми, Судзуки Сигэру, Отаки Эйити и Мацумото Такаcи) продолжали развивать сити-поп. Они стали ключевыми исполнителями в огромном количестве самых важных и популярных композиций жанра, а также привнесли тренд по написанию технически сложных песен.

Сити-поп, как жанр-хамелеон, очень сложно чётко определить, проанализировать или разделить на поджанры. Всё-таки он не просто является лицом почти двух десятилетий японской популярной музыки, сити-поп никуда не исчез, несмотря на упадок во время «потерянного десятилетия» 1990-х годов. Даже сейчас он оказывает влияние на японских музыкантов, а блоги, алгоритмы YouTube и использование сити-попа в большом количестве хип-хоп, lo-fi и vaporwave треков обеспечивает ему по-настоящему глобальную аудиторию.

В интернете можно найти разные списки великих исполнителей сити-попа, и, просмотрев их, вы можете даже не увидеть двух одинаковых имён. За всё время существования жанра к нему обращались сотни музыкантов, и как минимум несколько десятков из них так или иначе повлияли на развитие сити-попа, поэтому здесь мы попытаемся рассказать вам о его ключевых темах и особенностях с момента зарождения в середине 70-х до расцвета и упадка в 80-х, сжав жанр в пять важнейших работ. 

Sugar Babe, альбом Songs (1975 г.)

Happy End открыли японцам глаза на потенциал связи зарубежной музыки и японского языка, однако до середины 70-х этот потенциал использовался лишь в блюз-роке и хард-роке, а когда группа Sugar Babe вышла на сцену в Токио со своим уникальным подходом к американскому попу, их освистали. Они сформировались и распались всего за три года (1973–1976 гг.), не произведя никакого фурора, а их единственный альбом Songs плохо продавался, поэтому музыканты решили разойтись и следовать своей дороге.

Сейчас же Songs считается одной из основополагающих и самых значимых работ сити-попа. Ей приписывают частое использование септаккордов – по-видимому, редких в японском попе того времени, а также прорыв в жанре благодаря более использованию более мягкого поп-рока. Songs не просто популяризировал новое звучание, этот альбом пропагандировал совершенно непривычное японскому разуму заимствование американских и афро-американских элементов из популярного искусства.

Из-за такой значимости легко забыть о качестве музыки Songs. Полный ярких джазовых аккордов и вокальных гармоний, это запоминающийся и тщательно продуманный альбом.

Хосоно Харуоми, Судзуки Сигэру, Ямасита Тацуро, альбом Pacific (1978 г.)

Исполнители жанра «новая музыка» и сити-попа 70-х и 80-х годов были первым поколением японских музыкантов в послевоенной Японии, которая находилась под значительным влиянием американской поп-культуры. The Far East Network (FEN), или «Дальневосточная сеть», военная радиостанция США, вещавшая с базы ВВС Ёкота недалеко от Токио, предоставила японцам возможность слушать американскую музыку. Повлияв на работы большинства музыкантов упомянутого выше первого поколения, FEN помогла им подойти к музыкальной культуре США ближе, чем когда-либо.

Хосоно Харуоми был одним из этих музыкантов, а также поклонником американского психоделического рока. В начале своей карьеры он считал, что современная американская музыка ему ближе, нежели традиционная японская. Хосоно был членом Happy End и Tin Pan Alley, а его сольные работы были связаны с психоделическим фолком, яхт-роком и, самое важное, с экзотикой.

Экзотика, странный стиль лёгкой музыки, основанный на представлениях западных музыкантов об этой самой «экзотике» и «чужом», был популярен на FEN в конце 50-х. Трансляция музыки, написанной для создания образа далёких земель, в этих самых далёких землях показалась Хосоно действительно странной, поэтому увидел возможность немного поиграть с ней:

«В случае Мартина Денни (основателя жанра) экзотика кажется подделкой. Но я настоящий! Я и есть та экзотика, о которой говорится в этом жанре. И теперь мне захотелось написать музыку-экзотику с точки зрения Востока».

Хотя Хосоно громче всех высмеивал западную экзотику, он делал это не один среди японских музыкантов. Лучшим примером такой «искажённой» экзотики является альбом Pacific – результат сотрудничества Хосоно, Судзуки Сигэру, Ямаситы Тацуро и многих других композиторов и музыкальных коллективов. Музыка Pacific представляет собой смесь инструментального мягкого джаза, фанка 70-х, фьюжна и сити-попа. Его бодрая абсурдность основывается на удивительно сложной музыке, чему способствует большое количество известных музыкантов, принявших участие в создании альбома: здесь и Сакамото Рюити, и Такахаси Юкихиро (оба позже присоединились к Хосоно в Yellow Magic Orchestra), и Токи Хидэфуми, и Омура Кэндзи, и многие-многие другие.

Кроме того, Pacific также определил визуальную и звуковую эстетику сити-попа. Он стал ранним проявлением любви музыкантов сити-попа к альбомам, концентрировавшимся на небольших темах и ситуациях, будь то пляжи, отели, маленькие и большие города, сёрфинг или вождение автомобиля – черта жанра, которая остаётся одной из самых узнаваемых до сих пор.

Ямасита Тацуро, альбом For You (1982 г.)

Говоря о стиле сити-попа, на который повлиял фанк, буги-вуги, ду-воп и соул, нужно сказать, что начало 80-х является как пиком его популярности, так и временем создания лучших песен. Альбомы Мамии Такако, Отаки Эйити, Мацуситы Макото и Фудзимару Ёсино были знаменательны каждый по-своему, а вместе всё это покрывает невероятный диапазон музыки от джаз-попа и прогрессивного рока до софт-попа и синти-фанка.

Ко времени выпуска For You, Ямасита Тацуро уже был известен и популярен, во многом благодаря зимней песне Christmas Eve. Помимо участия в Sugar Babe и Pacific, он присоединялся к группе Niagara Triangle, а также работал над альбомами Мацутои Юми и Такэути Марии.

Академический подход к гармонии и пению, а также то, что Ямасита сам записал и спродюсировал бóльшую часть своей музыки, больше всего проявились в For You. Сам по себе этот альбом мало чем отличался от музыки других известных исполнителей: беспечный оптимизм, чистое исполнение и беззаботное пренебрежение к условностям стилей, из которых он заимствует. Обложка, созданная Судзуки Эйдзином, была специально создана в духе простого поп-арта, который находился на многих других основополагающих работах сити-попа.

Ямасита соединил элементы соула, фанка, софт-попа и буги-вуги, при этом не создавая что-то претенциозное или замысловатое. Начиная с текстов и заканчивая напыщенностью музыки, For You был настолько дотошным и масштабным, что даже 40 лет спустя он ощущется как удачный и приятный поп.

Охаси Дзюнко, альбом Magical (1983 г.)

Но в сити-попе сияли не только приближённые Хосоно, Ямаситы и Сакамото, да и не только исполнители-мужчины. Женщины были лицом сити-попа, а темы и лиричность женских песен стали так же значительны в развитии культуры жанра, как и работа аранжировщиков и композиторов.

Созданием запоминающегося вокала и метафоричного текста занимались такие певицы, как Ёсида Минако, Мацубара Мики, Мацумото Норико и Радзиэ, и все они сыграли важную роль в превращении каёкёку во что-то более современное.

Одной из таких смелых певиц была Охаси Дзюнко. Её самые эффектные работы появились в начале 80-х с ростом популярности синти-фанка – музыкального стиля, в котором мелодия по большей части создавалась с помощью синтезаторов. Magical собрал несколько лучших треков Охаси в сборник хитов, источавший эстетику сити-попа.

Наиболее привлекательным в Magical является не стиль синти-фанка, а сила и гибкость вокала Охаси. На протяжении всего альбома её голос впечатляет, а песни I Love You So и Telephone Number запоминаются необычной и неповторимой вокальной мелодикой.

Кадомацу Тосики, альбом After 5 Clash (1984 г.)

После того, как в новом стиле поп-музыки создавались основополагающие и прогрессивные работы, более поздние работы начинали казаться шаблонными или искусственными, полными подражателей и коммерческими оппортунистами. Многие исполнители-пионеры сити-попа отошли от жанра в начале 80-х, некоторые перешли в техно-каё, а некоторые, как Хосоно и Сакамото, перешли в более экспериментальную музыку, например, в прогрессивную электронику.

Однако в сити-попе остались не только отбросы старой сцены. Ещё существовала группа музыкантов, которые были вдохновлены первым поколением. Они всё ещё были погружены в богатство американской поп-культуры и желали творить. Возглавлял их Кадомацу Тосики, вдохновлённый Happy End, Sugar Babe и Casiopea, которому было всего 20 лет, когда он выпустил дебютный альбом в 1981 году.

Кадомацу взял на себя роль ретранслятора гламура, ритма и духа современности, так присущего сити-попу. Его ранние работы были написаны на тему курортов, моря и лета, но именно его музыка о громкой ночной жизни ярче всего выделялась среди остальных композиций того времени. After 5 Clash, один из его лучших альбомов, написан в стиле синти-фанк и отражает блеск и шик, к которому стремились многие японцы во время пика эпохи «финансового пузыря».

На обложке альбома туфли с высоким каблуком, стоящие на шумном, сверкающем пейзаже ночного города – это тоже символ того образа жизни. В After 5 Clash запечатлены экстравагантные высоты процветания богатых японцев этого времени – быстрые автомобили, роскошный досуг и ночные вечеринки. Дерзкие песни олицетворяют те излишества, о которых японцы потом будут вспоминать с лёгким стыдом в период экономической стагнации.

В этом смысле After 5 Clash является подходящим для того, чтобы закончить рассказ о сити-попе. Жанр процветал на протяжении остальной части 80-х (бестселлер Кадомацу, полностью инструментальная песня Sea Is a Lady, вышла в 1987 году), но когда пузырь рухнул в 1992 году, то же произошло и с популярностью жанра в японских чартах.

В 2010-х, во многом благодаря хип-хопу, vaporwave и YouTube, старые фанаты и новые любители сити-попа стали находить своих любимых исполнителей, так что можно сказать, что жанр в каком-то смысле возродился. В это же время музыканты вроде Кадзэ Фудзии, Cero и Awesome City Club создали свой собственный стиль музыки, который иногда подражает иконам сити-попа, а также вводит в него новшества, необходимые для адаптации жанра к современности. И всё же, хотя сити-поп невероятно расширил ограничения японского попа и занимает уникальное место в истории развития японской культуры, самым лучшим его наследием является сами композиции – два десятилетия продуманной и изысканной поп-музыки.

Источник: Tokyo Weekender

Смотрите также