Дэмбэй: первый японец на земле русской

588  0

Япония и в особенности её культура последнее время безумно популярны во всём мире, в том числе и в России. Однако интересоваться ей в России стали ещё много веков назад: история российского японоведения насчитывает уже более трёх столетий. А зародилась она волей случая, когда японский моряк Дэмбэй по стечению обстоятельств оказался в России и открыл для неё неизведанную азиатскую страну.

Из-за многовековой самоизоляции Японии у русских людей не было возможности заводить контакт с японцами. Но рано или поздно какой-нибудь японец должен был бы в конце концов очутиться в России.

До XVII века русские практически ничего не знали о Японии. Они располагали лишь скудными обрывками информации, полученной от европейцев. Японию представляли как далёкую сказочную страну, эдакий «золотой архипелаг», где живут богатые, но жестокие люди. Жестокими японцы представлялись потому, что от тех же европейцев русские были наслышаны о преследованиях христиан в Японии.

К концу XVII века отряды сибирских казаков во главе с землепроходцем Владимиром Атласовым достигли полуострова Камчатка и ступили на побережье Тихого океана. Именно там произошла встреча двух цивилизаций. К тому времени, благодаря усилиям сёгуната Токугава, Япония уже отгородилась от остального мира, предоставив ограниченный доступ в страну только для китайских и голландских торговцев. Корабли, предназначенные для заграничных путешествий, забирали и уничтожали, и только небольшие торговые суда могли ходить в прибрежных водах Японии. Однако не раз шторма и ураганы уносили эти хрупкие суда в сторону Камчатки, и выжившие после кораблекрушений японские моряки добирались до берега, который русские монархи теперь считали своей территорией.

Гравюра Петропавловска-Камчатского, XVIII век

Одним из таких выживших был купец из Осаки Татэкава Дэмбэй. Его торговое судно следовало из Киото в Эдо, но его унесло в открытое море. В 1697 году Дэмбэй и его команда оказались на Камчатке. Там они попали в плен к ительменам – коренному народу Камчатки. Вскоре после этого все, кроме Дэмбэя, умерли, а его самого обнаружили казаки из отряда Атласова и защитили от ительменов. Позднее Дэмбэй описал эту встречу так:

«И когда Володимер Отласов с казаками пришёл в Камчадальскую землю, и он, Дэмбэй, видя, что естества их чисты, пришёл к ним, чтобы они не оставили его от голода. И Володимер с его товарищам взяли его, Дэмбэя, к себе, а камчадалам не отдали и отвели в Сибирскую землю».

Фактически Дэмбэй стал первым японцем, посетившим Россию. Хотя есть сведения, что ещё в 1600 году в Москву прибыл католический миссионер из Японии по имени Николай. Но тогда на Руси бушевала Смута, и по законам того времени его как иноземца-католика схватили и казнили. Однако нет достоверных сведений о том, что Николай был японцем, а в России его и вовсе считали индийцем.

В 1701 году Атласов доставил в Москву Дэмбэя и его оставшееся имущество – несколько книг и две золотые монеты. За время на Камчатке японец неплохо освоил русский язык, и по прибытии в русскую столицу поведал историю своего неожиданного путешествия. Кроме того, он подробно рассказал о Японии: о политическом устройстве, об экономической обстановке, военном деле и культуре. Весь рассказ записали столичные писари с личных слов Дэмбэя, а в конце документа он оставил личную подпись и свой адрес в Осаке.

Документ, записанный писарями Сибирского приказа в Москве и подписанный собственноручно Дэмбэеем, получил название «Скаски»

В 1702 году Дэмбэй встретился с Петром I. На аудиенции японец снова рассказал всё то, что изложил в своих «скасках». Он признался царю, что был бы рад вернуться домой к жене и двум детям, но жёсткая политика сёгуната, направленная на самоизоляцию, сделала это невозможным. Пётр I очень заинтересовался информацией, полученной от японца. Хотя в то время он был всецело занят Северной войной со шведами, завоеванием Балтики и открытием «окна в Европу», азиатское направление казалось ему не менее важным. Он отправил экспедиции на Камчатку и Курильские острова, и пока они обосновывались на восточных территориях, Пётр I велел Дэмбэю начать преподавать японский язык.

Первая школа японского языка в России открылась в Петербурге в 1706 году. Другие преподаватели-японцы в эту школу попадали таким же трагическим путём, как и Дэмбэй попал в Россию – в результате кораблекрушений японских судов у берегов Камчатки. Позже Дэмбэй крестился и взял имя Гавриил Богданов. Этот шаг навсегда закрыл ему даже малейшую возможность вернуться домой в Японию, где христианство было под запретом.

Пётр I

В 1714 году Дэмбэю назначили помощника – японского моряка Саниму. В 1719 году Санима встретился с Петром I, но Дэмбэй при этой встрече уже не упоминался. С 1714 года о Дэмбэе в принципе больше не сохранилось никакой информации, поэтому считается, что умер первый японец в России примерно в это время.

После смерти Дэмбэя, в 1734 году в Петербурге появились ещё два спасённых японских моряка — 35-летний Содза и 11-летний Гондза. Приняв православие, они стали Кузьмой Шульцем и Демьяном Поморцевым. Сенат приказал немедленно отыскать судно, на котором японцы прибыли в Россию. Особую ценность при поисках составили книги и письма на японском языке, которые было велено отобрать у русских, случайно их нашедших. Гондза составил первый русско-японский словарь – «Новый лексикон словено-японский». Затем в 1782 году был опубликован русско-японский «Лексикон», содержащий более тысячи слов и выражений на русском языке и азбуке хирагана, составленный выпускником школы Дэмбэя Андреем Татариновым.

Как и Пётр I был первым во многом, так и Дэмбэй стал первопроходцем и открыл для России ранее неизвестную Японию. Случайные кораблекрушения, застрявшие в России моряки и желание российских императоров освоить новые территории и найти контакт с азиатским миром заложили фундамент для российского японоведения, которое насчитывает вот уже более 300 лет. 

Источники: 歴史もの, をちこち, vostlit.info, 日ロ関係史の中の一風景

Смотрите также