Амано Ёситака и Final Fantasy: Наследие

516  0

Final Fantasy – одна из самых известных японских франшиз видеоигр. Как и за всеми великими проектами, за этой серией стоят не менее великие люди. В этой статье вы узнаете, кто приложил руку к художественной составляющей миров, покоривших сердца миллионов игроков по всему миру.

Иронично, что франшиза, в название которой входит слово Final, стала одной из самых продолжительных и успешных серий видеоигр в истории.


Она может похвастаться пятнадцатью играми, а шестнадцатая уже скоро пополнит этот список. Это всё не считая многочисленные спин-оффы и ремейк седьмой части. То, что начиналось как «последняя фантазия» Сакагути Хиронобу (создателя серии), превратилось в гиганта в мире игр. Каждый, кто хоть немного интересуется видеоиграми, слышал про Final Fantasy. Стоит копнуть чуть глубже, и обнаруживается другая личность, отметившаяся в истории серии – Амано Ёситака.

С чего начиналась Final Fantasy


Для того, чтобы понять вклад Амано в историю Final Fantasy, важно в целом знать историю франшизы. Создателем первой части Final Fantasy, которую изначально разработала и издала компания Square (которая в 2003 объединилась с Enix и стала Square Enix), стал Сакагути, который, после работы над несколькими провальными проектами, придумал игру под названием Fighting Fantasy. Он планировал вернуться в университет, чтобы сфокусироваться на карьере музыканта, и название игры было изменено на Final Fantasy, чтобы оно передавало намерения автора. После релиза в 1987 году игра возымела успех, тем самым проложив путь жанру РПГ вне настольных игр. Сакагути не вернулся к своим музыкальным амбициям, а остальное уже известно.


Серия постоянно переосмыслялась; без этого она бы не стала такой, какой мы знаем её сейчас. Её изначальный стиль высокого фэнтези, отражение таких игр, как Dungeons & Dragons, – всё это перевернул релиз Final Fantasy VII в 1997 году. Эта игра сменила мир с королевствами и драгунами, вдохновлённый европейской историей, на антиутопический серый образ города, полного дыма и тлена (хотя стоит отметить, что ещё в шестой части начали внедрять элементы стимпанка). 


FFVII заняла важное место в игровой истории (ремейк в 2020 году ещё раз подтвердил это), и серия сохранила футуристичный и антиутопический сеттинг в FFVIII, после чего вернулась к высокому фэнтези в FFIX. FFX сделала упор на «духовный» аспект, стали разнообразнее темы и стилистика; при этом игра все ещё ощущалась частью серии. В то время, как FFVII рассматривает страдания природы, причиной которой обычно является человек, FFIX поднимает вопросы бытия, чувствительности, свободы воли. Есть здесь, конечно, и элементы, кочующие от части к части (это про вас, чокобо и муглы).

Но характерные для серии элементы не заканчиваются на очаровательных птичках чокобо и милых муглах. Это и знаковый звук победы в битве, практически обязательное присутствие чрезмерно огромных мечей, и, конечно, художественная составляющая Final Fantasy.

Амано Ёситака


Каждый человек, хоть отдалённо знакомый с видеоиграми, видел логотип Final Fantasy. Они все разные, но при этом всегда схожие. Эти логотипы, как и многое другое, – работа Амано Ёситаки. Каждый логотип содержит надпись с названием серии и потрясающий рисунок в характерном для Амано стиле. Эти рисунки отражают персонажей или тему каждой игры. Они сохранились с первой части и по нынешние, всегда простые и мечтательные. К тому же, логотипы обеспечивают единообразие брендинга франшизы и заслуженно стали культовыми.


Однако вклад Амано не ограничивается логотипами. Он, уроженец японского города Сидзуока, в 1987 году присоединился к команде Square в качестве концепт-художника для первой Final Fantasy. Он работал над всем: от дизайна персонажей до графического дизайна и логотипов. Успех игры привлёк внимание к творчеству Амано, и внезапно его работы увидели многочисленные фанаты видеоигры.


Но, как подмечено в коротком документальном фильме Yoshitaka Amano - his universe, on paper, слава никогда не была важна для Амано. Легендарный художник объясняет свою любовь к рисованию тем, что это «… не мучение, а наоборот, приятный процесс». Он добавляет: «А то, что мои рисунки увидят и оценят другие – бонус». Амано создаёт образ человека, в первую очередь движимого своей страстью к рисованию, всё остальное – бонус. 


Если посмотреть аккаунты Амано в соцсетях, можно ещё раз убедиться в этом. Его инстаграм-аккаунт не имеет галочки и даже не выглядит как аккаунт знаменитости. Амано регулярно выкладывает свои работы обычно с ничем не выделяющимся описанием, что даёт нам понять: он простой человек с любовью к своему делу. Его соцсети выглядят так же, как соцсети вашего знакомого, несмотря на 50000 подписчиков и огромное количество людей по всему миру, которые видят его творчество.


Его роль в разработке Final Fantasy уменьшилась после релиза шестой части в 1994 году. Теперь он работает в основном с изображениями для рекламы, и, конечно, логотипами.

Амано Ёситака – творчество


Стиль Амано покорил сердца многих, кто видел его работы. Его рисунки вдохновлены ранними западными комиксами, модерном и японскими укиё-э. Работы Амано сказочные, призрачные и лёгкие. Они неземные, потусторонние. То, что на них изображено, не может существовать в нашей реальности, такое можно встретить лишь в магическом мире. В документальном фильме Амано говорит, что ему нравится западное фэнтези и он хотел рисовать рыцарей и тому подобное. Он решил сфокусироваться на иллюстрациях, что позволило ему «рисовать несуществующие миры». Отчасти благодаря ему эти миры теперь существуют в сердцах и воспоминаниях многих людей. Кажется, будто Final Fantasy идеально подошла ему. 


Для создания некоторых работ Амано использовал акварель, и это, несомненно, ещё больше усиливало их сходство со снами. Персонажи на них выглядят так, будто в любой момент могут раствориться и исчезнуть, будто они ближе к духовному миру, чем материальному. К тому же, их пропорции немного нереалистичные, что усиливает ощущение, будто мы видим их во сне. Такие пропорции, скорее всего, пришли в его творчество из укиё-э, одного из важнейших направлений японского изобразительного искусства. Хотя у Амано есть свой собственный стиль, если вы сравните его персонажей и актёров театра кабуки с гравюр, вы сможете заметить сходства.


Но не все работы Амано в Final Fantasy такие. Возьмём для примера иллюстрацию из Final Fantasy VI, где Терра Бранфорд, сидя на Бронекостюме Магитек, смотрит на средневеково-стипанковский фон. Терра чуть ли не растворяется на белом фоне, от исчезновения её удерживает лишь тонкий контур. Её аккуратная причёска, так же обозначенная лишь контуром, похожа на облако. Но Бронекостюм удерживает её полупризрачный образ. Его очертания жёсткие, острые. Каждая шестеренка, каждый болт прорисован, он весь покрыт темнотой. Этим самым Амано чётко разграничивает Терру и мир, который окружает её.


Терра наполовину человек, наполовину эспер (раса магических существ в мире Final Fantasy VI). В начале игры её разум контролирует Гешталийская Империя, желающая с помощью магических сил девушки развить Магитек (технология, которую питает магия). Амано изображает это лишь с помощью линии и цвета. Терра – призрачная, волшебная. Бронекостюм – твёрдый, холодный. Она выглядит так, будто сейчас растворится, но Бронекостюм приковывает её. Лишь по рисунку, даже не играя в саму игру, можно понять, что мир Final Fantasy VI – мир не только магических существ, но и брутальной индустриализации и конфликта между ними.


У Амано есть чёткий и уникальный стиль. Вне зависимости от того, рисует он от руки или в цифре, с помощью компьютера, опознать его работу очень легко, и при этом тяжело описать его стиль. В его работах есть влияние различных художественных направлений, но он не принадлежит к какому-то конкретному. Он, как и его персонажи, принадлежит собственному волшебному миру. Неудивительно, что и он сам не уверен, что определяет его стиль. В документальном фильме он говорит:

«Я до сих пор не знаю, ни какой у меня стиль, ни что отличает “стиль Амано”, но я всё равно и дальше рисую то, что мне нравится. Может, в этом и заключается мой стиль».

Может быть, лишь человек, не знающий, что отличает его собственный стиль, может создать столь неописуемые работы. Его творчество – это чистая экспрессия, отображённая на бумаге. 

В заключение

Хотя миры Final Fantasy, получившиеся в итоге, не такие сказочные, как их изображал Амано, они в любом случае в значительной степени сформированы работами художника. Особенно это касается первых шести частей в серии, в разработке которых Амано принимал более активное участие. Но те ранние работы – столпы, на которых держится Final Fantasy, благодаря которым серия пришла к нынешнему виду. Как уже говорилось, Final Fantasy всегда ощущается как Final Fantasy, вне зависимости от того, вышла она в 90-х, 2010-х или в любом другом десятилетии; они всегда фантастические. Фантастические, даже если их действия разворачиваются в антиутопическом городе. И это, в частности, благодаря работе Амано. Его волшебные рисунки ощущаются в каждой игре серии, даже если он не принимал в её разработке непосредственного участия.

Видеоигры многогранны по своей природе, но для того, чтобы серия смогла просуществовать так же долго, как Final Fantasy, она должна поддерживать не только качество, но и идентичность. Амано и его работы – неотъемлемая часть этой идентичности. Он продолжает создавать изображения для продвижения игр и дизайн логотипов, тем самым связывая части серии. Его работы объединяют тех, кто играл в Final Fantasy в далёком 1987 году, и тех, кто играет в неё сейчас. Это позволяет серии меняться так, как ей нужно, при этом оставаясь собой. Жанры, темы, идеи, сеттинги – всё это может меняться, но неизменным остаётся эта магия Final Fantasy, присутствующая как в первой части, так и в последней. Кто знает, что было бы с этой магией, не приложи Амано руку к созданию этой серии. И была ли бы она вообще.

Эта серия видеоигр была последней фантазией Сакагути Хиронобу, но она также помогла закрепить наследие Амано Ёситаки.

Наследие Амано Ёситаки

Ёситака – человек со страстью, который постоянно работает с ней. Независимо от его работы над Final Fantasy, он, скорее всего, был бы рад просто тому, что мог бы продолжать рисовать, что ему нравится. Очень редко интересы человека так сходятся с жизненными обстоятельствами. Он просто хотел рисовать волшебные миры, и Final Fantasy дала ему эту возможность. То, сколько человек увидят это – лишь бонус, и всё-таки многие смогли заглянуть в эти чудесные миры. Final Fantasy – это цифровое воплощение его карандашей, красок и акварели. Сейчас его миры, наверное, реальнее, чем он когда-либо мог представить, ведь они существуют в сердцах огромного количества людей, сыгравших в Final Fantasy. Его работы стали известны за пределами круга любителей искусства, навечно заняв место в истории видеоигр. Многие могут лишь мечтать о таком, но есть ощущение, будто Амано был бы доволен и без этого. Амано – от и до творческий человек, и при этом человек, оставивший нестираемый след в истории игр. Человек, объединивший поколения. Человек, изобразивший миры, о которых мы могли лишь мечтать. Человек, который придал форму одной из самых успешных серий видеоигр в истории. Неплохой результат для того, кто просто хотел рисовать. 

Источник: Sabukaru

Смотрите также