«Женский дворец» японского сёгуна: история и интриги

375  0

Завистливые взгляды, шепотки, интриги – всё это атрибуты настоящего гарема, где десятки женщин конкурируют за внимание одного мужчины. В Японии тоже были гаремы, и самый известный из них – Оо-оку – был гаремом самих японских сёгунов. Расскажем, как дамы, проводившие большую часть своей жизни в ожидании, могли стать мощной политической силой в средневековой Японии.

В западной литературе это место иногда называют «Женским дворцом». Это был целый мир, наполненный красотой и роскошью, мир со своими правилами и устоями – подчас довольно жёсткими. Попав туда, женщина могла обрести большую власть, но только если окажется достаточно сильна, чтобы доказать своё право на влияние. Эта позолоченная клетка для наложниц сёгуна носила название Оо-оку – «Великие дальние покои». Даже после того, как в 1868 году Оо-оку прекратил своё существование, лишь немногие из его бывших обитательниц решились рассказать о своей жизни в гареме сёгуна, но мы постараемся немного приоткрыть дверцу в этот загадочный мир женщин японских правителей.

Для этого нам нужно отправиться в замок Эдо – огромную резиденцию сёгунов, поражающую размахом и изяществом. Здесь велись государственные дела, проходили приёмы и аудиенции, здесь жил сам сёгун и, конечно, его женщины.

Среди японской знати всегда были распространены отношения «вне брака». До эпохи Мэйдзи (1868—1912 гг.), когда в Японии на законном уровне была закреплена моногамия, полигамные отношения не порицались и рассматривались как что-то обыденное – разумеется, только если речь шла о мужчинах. Считалось нормальным, когда мужчина посещал нескольких женщин, с которыми состоял в отношениях, чередуя их. В средневековой Японии наличие у мужчины наложницы или наложниц считалось символом статуса и власти, в то время как любовная связь женщины с кем-то кроме мужа влекла за собой крайне неприятный последствия.

Среди японской знати содержание наложниц было даже не столько прихотью, сколько, в ряде случаев, необходимостью: сексуальная связь с несколькими женщинами повышала шанс появления на свет наследника. В императорской семье тоже существовала такая практика: так, например, император Тайсё, Ёсихито, был сыном дворцовой фрейлины, а не царствующей в то время императрицы. Позднее он был усыновлён законной императрицей и унаследовал хризантемовый трон, и его права на престол никто не смел оспаривать. В роду сёгунов Токугава роль и влияние наложниц были ещё заметнее: за более чем два с половиной века, которые сёгунат Токугава правил Японией, из пятнадцати правителей только двое были сыновьями жён сёгунов. Все остальные были рождены наложницами.

Так же, как и японские императоры, сёгуны обычно обзаводились не только официальной женой, но ещё и наложницами, и порой их число достигало таких невероятных масштабов, что уже трудно было поверить, что всё дело лишь в желании наверняка получить наследника. Институт наложниц достиг своего апогея во время правления сёгуната Токугава. В XVII веке, при правлении Токугавы Хидэтады, второго сёгуна, внутри стен замка Эдо были возведены огромные покои для наложниц, которые впоследствие назовут Оо-оку – «Великими дальними покоями». По разным оценкам, там могло единовременно проживать до трёх тысяч женщин.

С древних времён в японских домах существовало деление на две части: омотэ («внешние, наружные покои»), своеобразный фасад дома, где проживали мужчины, и оку («внутренние, дальние покои»), где жили женщины. Замок Эдо делился примерно таким же образом на три части: омотэ (здесь велись государственные дела), нака-оку («средние дальние покои» – покои сёгуна и комнаты его личных слуг), и снова оку. Последнюю часть дома занимали приближённые к сёгуну женщины – жёны, матери, вдовы, наложницы и их служанки. До определённого возраста там же проживали и дети сёгунов. Именно в этих дальних, скрытых от глаз комнатах велись все домашние дела и именно там женщины дожидались визитов своего господина.

Если омотэ и нака-оку представляли собой единое пространство, то комнаты оку были настоящим дворцом внутри дворца: эта часть замка была больше, чем отомэ и нака-оку вместе взятые. Здесь находились личные покои, обеденные залы, кухни, ванные, гардеробные, комнаты для представлений и так далее – настоящий лабиринт из помещений и коридоров. От остальной части замка дальние покои отделяла медная стена. Попасть в эту часть сёгунских владений можно было только пройдя по особому коридору – «коридору колокольчика». Такое название появилось из-за того, что при входе сёгуна во внутренние покои или выходе из них при помощи колокольчика подавался специальный сигнал. Это был единственный путь в мир женщин сёгуна, хотя позже в замке был построен ещё один коридор из оку – на случай пожаров, которые в то время случались нередко.

Примерная схема внутренней части замка Эдо. Территория Оо-ку обозначена как тёмно-красная область в центральной части, а бледно-красная область, примыкающая к ней снизу, – это омотэ и нака-оку.

По воспоминаниям одной служанки, чистить и полировать те колокольчики было ужасающей задачей. Колокольчики должны были звенеть лишь когда Оо-оку посещал или покидал сёгун, и любого, кто звонил в них в другое время, жестоко наказывали. Но беда была в том, что от малейшего движения колокольчики начинали позвякивать, а потому чистить и полировать их было попросту страшно.

В 1618 году был издан документ, который окончательно отделил женщин, приближённых к сёгуну, от внешнего мира. В нём содержался ряд правил, регулирующий жизнь обитательниц Оо-оку. С каждой сменой сёгуна свод правил дополнялся и уточнялся, подчас становясь только жёстче.

Женщинам, живущим в Оо-оку, запрещалось покидать замок без специального разрешения и вступать в отношения с мужчинами. Одной из немногих возможностей выйти из замка во внешний мир была поездка в храм, а всё остальное время женщины должны были проводить подле сёгуна. Также ни один мужчина не мог войти в Оо-оку без сопровождения сёгуна – немногим исключением были стражники, врачи и некоторые другие лица. Этот запрет был гарантией, что любой ребёнок, рождённый женщиной из Оо-оку, был ребёнком сёгуна и никого иного. Служанкам, жившим в этой части замка, были предоставлены бóльшие свободы, однако и для них существовали свои правила: в частности, им, как и другим женщинам, бывшим частью Оо-оку, запрещалось говорить о том, что они видели и слышали в замке. Любопытно, что эти правила довольно сильно напоминают своды правил для женщин из японских кварталов удовольствий.

В Оо-оку царила строгая иерархия, которой была подчинена вся жизнь местных обитательниц. В этой лестнице было несколько рангов: от женщин-управляющих, в чьих руках была сосредоточена большая власть, до служанок на побегушках. Каждая в Оо-оку чётко осознавала своё место. Женщина могла подняться по лестнице рангов, однако многие девушки, служившие в Оо-оку, так и оставались в самом низу, всю жизнь проводя в ожидании сёгуна, который мог так никогда и не почтить их своим вниманием.


Интриги в Женском дворце

Всё в дальних покоях замка Эдо было устроено так, чтобы сёгун чувствовал себя там в безопасности. Это был его дом: в других частях замка ни на минуту не прекращалась скрытая борьба за власть и свои интересы, но в Женском дворце, среди своих женщин, он мог расслабиться.

За всю историю существования Оо-оку ни один сёгун не подвергался нападениям в этой части замка. Однако это не значит, что там не было своих интриг. Достигнув первых рангов в Оо-оку, подобравшись достаточно близко к сёгуну, в конце концов, родив ему наследника, женщина могла подняться очень высоко – и некоторые активно пользовались этими возможностями.

Одна из наиболее влиятельных фигур в истории Оо-оку – женщина, известная под именем Касуга-но цубонэ, «госпожа Касуга».

Её жизнь была полна взлётов и падений, а юность пришлась на годы Сэнгоку (1467–1615 гг.) – время бесконечных войн и распрей. Переломным моментом в её судьбе стал 1604 год, когда госпожа Касуга была назначена няней и кормилицей мальчика Иэмицу – сына действующего сёгуна Хидэтады и будущего третьего сёгуна Токугава. Чтобы занять эту должность, госпожа Касуга развелась со своим мужем. Её отличная родословная, аристократическое воспитание и изысканность, а также военные подвиги её бывшего мужа и помощь сёгунату стали решающими факторами при выборе её в качестве кормилицы наследника.

Именно благодаря вмешательству госпожи Касуги её воспитанник Иэмицу стал следующим сёгуном. Его младший брат, Таданага, был его соперником: несмотря на то, что Иэмицу был старше, родители поддерживали именно младшего. Как считается, стараниями госпожи Касуги, напрямую обратившейся к первому сёгуну Иэясу, наследником сёгуната стал именно Иэмицу. Некоторые предполагают, что госпожа Касуга могла состоять в отношениях с Иэясу и что Иэмицу был рождён от их связи. Так или иначе, госпожа Касуга добилась своего, а Таданага, брат и бывший соперник нового сёгуна, по приказу Иэмицу был вынужден совершить сэппуку.

Между Иэмицу и Касугой были очень тёплые отношения, и во время его правления она продолжила давать ему советы и наставлять, оставаясь серым кардиналом при сёгуне.

Есть мнение, что именно госпожа Касуга приложила руку к формированию Оо-оку и его жёстких правил. Женская часть дома с обитающими там наложницами существовала и раньше, но документ 1618 года, как считается, мог быть идеей госпожи Касуги, стремившейся наверняка обеспечить наследством своего воспитанника Иэмицу. После того как Иэмицу официально стал сёгуном в 1623 году, его кормилица получила власть над Оо-оку. Госпожа Касуга лично выбирала и рекомендовала девушек в Оо-оку, и среди её протеже были как крестьянки и простые горожанки, так и знатные особы. Госпожа Касуга шла на любые ухищрения, чтобы обеспечить появление на свет следующего сёгуна. И поначалу с этим были проблемы: считается, что Иэмицу питал интерес к мужчинам, но Касуга, отбиравшая в Оо-оку только самых привлекательных девушек, добилась успеха. В конце концов у Иэмицу появились сыновья, двое их которых позднее стали сёгунами.

Госпожа Касуга и другие женщины, возглавлявшие Оо-оку после неё, контролировали появление на свет наследников сёгунов, что означало большую политическую власть. Однако иногда в политической борьбе Оо-оку страдали и те, кто не намеревался участвовать в ней. Ярким примером этого стал так называемый инцидент Эдзима-Икусима – самый крупный скандал, случавшийся в дальних покоях замка Эдо.

Всё произошло в феврале 1714 года. Эдзима, высокопоставленная дама из Оо-оку, отправилась посетить могилу покойного сёгуна и помолиться. После этого она посетила театр кабуки, где увидела выступление Икусимы Сингоро – крайне популярного в то время актёра. Представление пришлось ей по вкусу, и она пригласила актёра и других присутствовавших на банкет в чайный домик. Их совместный вечер затянулся, и Эдзима не успела вернуться в Оо-оку до условленного часа: ворота в женскую часть замка закрывались в строго определённое время, и после этого Эдзима никак не могла попасть обратно.

Это происшествие привело к большому конфликту: как считается, Тэнъэи-ин, официальная жена предыдущего сёгуна Иэнобу, воспользовалась этой ситуацией, чтобы инициировать крупное расследование в отношении Оо-оку и его порядков. В результате проверки был выявлен целый ряд нарушений со стороны обитателей Оо-оку, и в итоге более 1400 человек были наказаны. Тэнъэи-ин, как предполагается, таким образом боролась с другой важной женщиной при дворе – Гэкко-ин, наложницей Иэнобу и матерью правящего сёгуна, которому тогда было всего четыре года. Есть даже предположение, что вся эта ситуация была заговором Тэнъэи-ин с целью свержения Гэкко-ин, чьей непосредственной подчинённой и была несчастная фрейлина Эдзима. Тэнъэи-ин и Гэкко-ин были прямыми конкурентками, так как обе обладали большим влиянием. Однако весьма вероятно, что этот конфликт был проявлением более масштабной борьбы, разворачивающейся в те годы между разными силами в сёгунате Токугава, и вестником грядущих реформ.

Эдзима и Икусима, подвергшиеся наказанию и навлёкшие беду на своих знакомых и родственников, стали козлами отпущения в этой истории. Однако трагичное происшествие, со временем обросшее многочисленными додумками и легендами, многим запомнилось, и на основе этих событий было создано множество произведений.

О жизни в Оо-оку известно не так много, а потому простор для фантазий о том, как жили женщины в дальних покоях замка Эдо, остаётся весьма широким. Реальные события и истории об Оо-оку вдохновили разных авторов на создание фильмов, сериалов и манги о гареме сёгунов. Некоторые из них успешно переосмыслили концепт Оо-оку – например, в манге Ōoku: The Inner Chambers и её экранизациях мужчины и женщины поменялись ролями, и сёгунатом правит женщина, в то время как мужчины, чьё число в Японии значительно сократилось, составляют гарем при госпоже сёгуне.

Кадр из экранизации 2010 года, основанной на части манги, под названием «Сёгун леди и её мужчины» («Госпожа-сёгун и её мужчины»)


В 1868 году сёгунат Токугава прекратил своё существование, а государственная власть была возвращена императору. Вместе с сёгунатом в прошлое ушёл и Женский дворец с его роскошью и интригами, оставив после себя лишь сплетение истины и фантазий, разъединить которое уже вряд ли когда-нибудь получится. 


Источники:

Lesley Downer. Secrets of the Shogun’s Harem

Takie Sugiyama Lebra. Identity, Gender, and Status in Japan

江戸城

江戸城本丸御殿「大奥」

«Дальние покои» сёгунов как проект госпожи Касуга, стремившейся обеспечить потомством третьего сёгуна, Иэмицу

Смотрите также