(Не)счастливые японцы – как в Японии менялись представления о благополучии

401  0

Довольны ли японцы своей жизнью? По результатам последнего Всемирного доклада о счастье (World Happiness Report), представленного ООН в 2022 году, можно сказать, что нет. Япония заняла в рейтинге 54 место из 146 стран-участниц, что является одним из самых низких показателей среди развитых стран мира. Но насколько мы можем доверять статистике в оценке такого эфемерного явления как «счастье»?

Япония известна на весь мир низким уровнем преступности, высокой продолжительностью жизни населения и развитой экономикой. Но эти достижения сосуществуют с серьёзными социальными проблемами, которые являются причинами относительно высокого уровня самоубийств, гендерного разрыва в оплате труда и печально известных переработок. Последние привели к появлению в Японии самого высокого уровня смерти от переутомления, или 過労死 каро:си.

И всё же, почему процветающая страна, известная своими безопасными, чистыми улицами, развитыми транспортными сетями, доступным образованием и здравоохранением, занимает столь низкое место, когда речь заходит о личных взглядах на счастье и благополучие?

По мнению экспертов, это связано с культурными, религиозными и географическими особенностями, влияющими на отношение населения страны к качеству своей жизни. И это отношение меняется по мере того, как миллионы японцев пересматривают свои приоритеты в условиях пандемии.

«Понятие счастья в разных странах и культурах различно, – говорит Утида Юкико, профессор социальной и культурной психологии Киотского университета. – В США, например, счастье часто измеряется индивидуальными достижениями, независимостью и самодостаточностью, в то время как в Японии большее значение придают успешному “сожительству” с другими людьми в обществе. На самом деле, открытое хвастовство своим счастьем японцы могут принять за эгоизм и даже начать осуждать».

Например, во Всемирном докладе о счастье респондентов просят оценить собственную жизнь по шкале от 0 до 10, где 0 означает худшую жизнь, а 10 – лучшую. Затем результаты анализируются по шести факторам: уровню ВВП, продолжительности жизни, щедрости (базируется на частоте и объёме благотворительности), общественной поддержке, а также свободе и коррупции. На основе этой системы средний балл Японии составил 6,039. Для сравнения, США имеют 6,977, а Россия 5,459. В первую же десятку вошли в основном скандинавские страны, лидером среди которых стала Финляндия с показателем 7,821.

«Мы знаем, что японские респонденты тяготеют к ответам 5 и 8, причём те, кто выбрал 5, беспокоятся немного больше о своей жизни, чем те, кто выбрал 8, – рассказывает Утида. – Для сравнения, американские респонденты более категоричны в своих ответах, причём те, кто находится в трудном положении, выбирают более низкие цифры на шкале, и наоборот».

В результате нельзя сказать, что эти цифры представляют собой наилучшую метрику для измерения счастья страны или её жителей, так как они не могут отражать социальные особенности психологического состояния населения страны.

«Тем не менее, это важная база данных, которую можно использовать для сравнения и сопоставления того, как менялось восприятие счастья в разных странах мира на протяжении многих лет», – утверждает Утида. По её словам, более точное измерение счастья японцев можно сделать при помощи так называемой Шкалы взаимозависимого счастья (Interdependent Happiness Scale), которая измеряет благополучие человека на основе межличностной гармонии, обыденности (быта) и спокойствия.

Изначально предложенный Утидой и Хитокото Хидэфуми, доцентом кафедры психологических наук университета Квансэй Гакуин, метод измерения счастья показал, что эти критерии сильнее связаны с общим благополучием в азиатских странах, чем в западных. Также эти показатели более актуальны для жителей сельской местности, чем для городов Японии.

И по словам Утиды, уровень счастья японцев по данной шкале находится примерно на том же уровне, что и уровень жителей других стран мира.

Постоянное беспокойство

С 2012 года Secom Co., крупнейшая в Японии охранная компания, проводит ежегодные опросы, оценивающие уровень тревожности японцев. Последняя анкета, опубликованная в октябре 2021 года, показала, что более 70% респондентов испытывали беспокойство по тому или иному поводу в последнее время. И такой результат был зафиксирован уже 10-й год подряд.

При выборе нескольких вариантов ответа наиболее распространённой причиной беспокойства было физическое здоровье, за которым следовали заработок и выход на пенсию в пожилом возрасте, землетрясения и психическое здоровье. Пандемия COVID-19 и страх перед инфекционными заболеваниями заняли пятое место.

«Исследования показали, что японцы склонны быть очень тревожными и придирчивыми к деталям, – говорит Маэно Такэси, профессор Университета Кэйо и один из ведущих японских экспертов по благополучию. – С одной стороны, эти качества помогли Японии построить очень развитое общество. С другой стороны, японцы склонны уделять слишком много внимания социальным нормам и тому, как их воспринимают окружающие».

Маэно говорит, что эти особенности нашли отражение в различных трудовых практиках, включая систему пожизненного найма и ежегодный процесс поиска работы студентами. Довольно часто компании, в которые студенты попадают в итоге этого процесса, становятся для них местом работы на всю жизнь.

«Эта система успешно работала в годы экономического бума Японии, поскольку она обеспечивала работникам стабильность и чувство безопасности – сродни принадлежности к деревне, где все заботятся друг о друге», – утверждает Маэно.

Но когда в начале 1990-х годов лопнул экономический пузырь и Япония вступила в длительный период стагнации, ситуация начала меняться. В ответ на экономическое напряжение лидеры Японии начали проводить реформы на рынке труда, и в итоге они привели к росту числа низкооплачиваемых временных и контрактных работников. Сегодня они составляют более трети рабочей силы страны.

«Спрос на товары-символы статуса, сигнализирующие о высоком достатке, имеет тенденцию к росту во время роста экономики. Они [статусные товары] дают счастье, хотя и очень кратковременное, – говорит Маэно. – Когда экономическое положение страны перестаёт быть устойчивым, люди обращаются к нематериальным средствам достижения счастья – душевному спокойствию, безопасности и здоровью. Эту тенденцию мы сейчас наблюдаем во многих развитых странах, включая Японию».

Этот сдвиг может ускориться в связи с пандемией. Медитация и внимательность к своей жизни вошли в моду, а воссоединение с природой через одиночные походы и другие виды активного отдыха сейчас переживают бум популярности. Всё больше компаний переносят свои штаб-квартиры из Токио, а возможность удалённой работы даёт людям шанс покинуть большие города и переехать в сельскую местность.

Климат и география Японии, которые делают её особенно уязвимой для стихийных бедствий вроде землетрясений и тайфунов, также влияют на психику людей. По словам Маэно, если человек никогда не знает, в какой момент и где может произойти стихийное бедствие, он старается не быть слишком довольным своей жизнью.

Это благоговение перед природой также отражено в анимистической философии синтоизма и в национальном акценте на коллективизм в противовес индивидуализму, представленному в западных культурах с монотеистическими религиями. Между тем, в буддизме умеренность считается добродетелью, а понятие кармического воздаяния может помочь объяснить склонность людей преуменьшать уровень своего личного удовлетворения.

«Возможно, японцы не выделяются в плане субъективного благополучия, но вместо этого они построили очень надёжное и безопасное общество», – верит Маэно.

Комфорт коллектива

Хотя японцы с сильным чувством принадлежности к социальным группам в целом более счастливы, послевоенный экономический подъём Японии и массовая миграция населения в мегаполисы привели к разрушению традиционных общин и сокращению семейных единиц. На смену многопоколенным семьям пришли нуклеарные семьи, а сейчас 38% всех домохозяйств Японии составляют семьи из одного человека.

Согласно данным национальной переписи населения 2020 года, в Токио насчитывается 3,63 миллиона домохозяйств (семей) из одного человека, что составляет примерно половину всех домохозяйств столицы. Демографический сдвиг, вызванный старением, сокращением численности населения и низкой рождаемостью, усугубит эту тенденцию. По оценкам специалистов, к 2060 году число подобных хозяйств из одного человека в возрасте 65 лет и старше вырастет до 1,14 миллиона с 790 тысяч в 2015 году.

Эта ситуация породила хорошо задокументированную эпидемию одиночества, а вызванные пандемией экономическая незащищённость и социальная изоляция привели к всплеску тревожности и депрессии. Но по мнению некоторых людей, распространение удалённой работы может вернуть осознание важности коллектива.

«Многие из тех, кто раньше возвращался домой после работы только для того, чтобы поспать, теперь замечают, что они проводят гораздо больше времени в своих районах, открывая новые для себя магазины, рестораны и людей, с которыми они могут общаться», – говорит Сакакура Кёсукэ, доцент Токийского городского университета и эксперт по управлению сообществами.

Сакакура переоборудовал второй этаж здания, выходящего на торговую улицу в токийском районе Оямадай, в исследовательскую базу за пределами кампуса. Офис является частью так называемого «проекта Оямати», созданного с целью организации общественной деятельности с участием как молодёжи, так и пожилых людей. На сегодняшний день группа выпустила собственную радиопрограмму, провела вечера настольных игр и семинары по выращиванию овощей, открыла продовольственную кладовую. И это лишь некоторые из её начинаний.

«Демографический кризис Японии привёл к появлению многих других проблем, в том числе к изоляции и растущему спросу на уход за пожилыми людьми, – говорит Сакакура. – Хотя различные государственные и частные структуры работают над решением этих проблем, мы считаем, что сообщества также могут сыграть свою роль в обеспечении благополучия».

Так счастливы ли люди в Японии?

«Да, я считаю, что да, и они могут работать вместе для преодоления трудностей, – утверждает Сакакура. – Но они также всецело уверены, что должны быть такими же, как все остальные, в то время как на самом деле счастье для каждого человека может быть разным».

Источники: Japan TimesВсемирный доклад о счастье

Смотрите также