Бунтующий авангард: литература футуризма

263  0

В ХХ веке в Японию просочилось множество новшеств с Запада, в том числе и литературные жанры. Японское литературное общество встретило авангард с распростёртыми объятиями, а футуризм, который соединил в себе три культуры — итальянскую, русскую и японскую, принёс за собой новую эпоху в культурном развитии страны.

Что такое футуризм?

В ХХ веке было очень много литературных движений, которые с каждым годом то отделялись друг от друга, то сливались, поэтому важно строго определить, что же такое футуризм в контексте искусства и литературы того времени.

Футуризм — это авангардное (то есть модернистское) течение в искусстве ХХ века. Название это происходит от вполне очевидного слова из латинского языка futurum — «будущее». Создателем футуризма является итальянский поэт Филиппо Томмазо Маринетти, который в 1909 году опубликовал «Первый манифест футуризма». В нём, как и во многих других манифестах тех лет, провозглашалось: «Всё старое должно уйти, а новое спасет мир». Для футуристов поэзия была чем-то, что невозможно было подчинить разуму, а главной силой стиха было само слово. Возможно, именно поэтому он так понравился японцам.

Антонио Сант-Элиа, «Урбанистический рисунок»

Футуристы пытались включить в своё искусство плоды современной цивилизации и новые перспективы, которые появились у человечества вместе с технологиями и машинами. Художники старались изобразить красоту самого движения, кипения городской жизни и бушующих в мире изменений. С развитием фотографии и кинематографа нужда в реализме стала отпадать, и люди искусства поголовно воспользовались возможностью «выйти за рамки» и начали производить всё более авангардные и необычные произведения.

Немного России

Особенно популярен стал футуризм и в России. Русские «будетляне» (слово, производное от глагола будущего времени “будет”, которое было создано для того, чтобы подчеркнуть, что к концепции футуризма поэты пришли сами, а не через Запад) были личностями действительно выдающимися и известными. Владимир Маяковский, Велимир Хлебников, Василий Каменский и Давид Бурлюк — о нём мы поговорим поподробнее — их движение захлестнуло литературный мир России вместе с революцией, но долго после неё не прожило.

Искусствовед Андрей Шемшурин, художник и поэт Давид Бурлюк, поэт Владимир Маяковский. 1913 год

Перед иммиграцией в Японию Бурлюк жил и творил во Владивостоке: там он рисовал свои картины, которые затем показывал на городских выставках, организовывал конкурсы эскизов (например, конкурс «Улица современного Владивостока»), другие литературные, драматические и художественные конкурсы и, конечно же, писал программные статьи о футуризме. Они выпускались в форме плакатов, которые развешивали по городу, ведь их главной идеей был факт того, что «улица не может быть без искусства».

В 1920 году во Владивостоке произошли антиколчаковское восстание и японская интервенция, город попал в оккупацию. Бурлюк был обеспокоен обстановкой в городе и ради безопасности своей семьи решил иммигрировать в соседнюю Японию. Сделал он это за счёт продажи своих картин. К примеру, один из японских миссионеров, служивших во Владивостоке, очень полюбил картину Бурлюка «Цвета уральской осени», но денег приобрести её у священника не было. Бурлюк продал её за приемлемую цену, о чём японец затем написал в своих мемуарах.

Д. Бурлюк «Японка, сажающая рис», 1920 г.

Поэт прибыл в Японию в удачное для себя время. Буквально за пару недель до его прибытия в стране была создана ассоциация «Мирайха бидзюцу кокай» — «Общество футуристического искусства», и вскоре была проведена первая её выставка. И только что прибывший в страну Бурлюк воспользовался моментом: он тут же объявил себя лидером русского футуристического движения.

И уже 14 октября 1920 года (приплыл Бурлюк в Японию 1 октября) в Токио была организована «Первая выставка русской живописи в Японии», на афише которой под именем Бурлюка было написано «отец русского футуризма». Выставка была очень успешной. Ежедневное число зрителей достигло 600 человек, и несмотря на то, что вход был бесплатный, объём продаж буклетов собрал немалую выручку. Эти деньги были переданы русским художникам.

Футуризм от японцев

Конечно же, не страданиями одного Бурлюка удалось «укоренить» футуризм в Японии. Первым представил футуризм японской интеллигенции писатель Мори Огай. По возвращении из Европы в 1909 году он опубликовал в журнале «Субару» перевод «Первого манифеста футуризма» Маринетти. Огай отметил, что Маринетти «соединил философию Ницше и мелодику Виктора Гюго». Прочитав перевод «Манифеста», поэт-символист Такамура Котаро написал Маринетти письмо с просьбой разъяснить содержание его футуристических лозунгов. В ответ ему итальянец отправил целую серию манифестов, статей и эссе своих друзей по футуристической группе. Все эти материалы были тут же переведены на японский, что и послужило некой отправной точкой для японского авангарда. Сам Такамура, кстати, так и не увлёкся футуризмом, однако его отголоски можно услышать в сборнике «Дорожная даль».

Мори Огай

Помимо Маринетти свой вклад в формирование японского футуризма внёс французский поэт и переводчик Ноэль Нуэ, который долгие годы жил в Европе. Он публиковался в журналах, где рассказывал японцам о своих встречах с Маринетти и другими футуристами. В 1912 году был переведён «Технический манифест футуристической литературы», в котором Маринетти даёт точные указания, каким образом должен быть устроен текст, чтобы отвечать футуристической программе. А ещё через год на японском языке вышли книга Леблана «Маринетти и футуризм» и статья Нагасэ Ёсио «Конкретное объяснение футуризма». Появлялись также и исследования уже японских авторов: символист Ивано Хомэй, натуралист Сома Гёфу и сенсуалист Хагивара Сакутаро — все они поддержали зарождающееся движение, называя его «одной из форм углубления духа».

В живописи футуризмом «руководили» Камбара Тай и Того Сэйдзи, которые и были организаторами тех самых первых в Японии футуристических выставок. Камбара настолько увлёкся футуризмом, что после окончания университета сам выучил итальянский и французский языки для того, чтобы читать тексты своих кумиров в оригинале.

Рукопись Камбары

В Японии Камбара Тай считается в первую очередь поэтом, но всё же осталось несколько картин, которые он написал под псевдонимом «Тай».

В 1921 году Камбара познакомился с Бурлюком. Под впечатлением от его творчества в 1921 году он устроил свою персональную выставку, к которой написал свой собственный «Первый манифест Камбары Тай». Открывался он такими словами:

«Художники, уйдите, искусствоведы, уйдите! Искусство абсолютно свободно. Нет ни стихов, ни картин, ни музыки — есть только само творчество. Искусство абсолютно свободно. Свобода его форм также абсолютна; психика, логика, эмоции, звуки, запахи, цвета, свет, похоть, движение, давление и, как последнее выражение всего, сама реальная жизнь — всё это не может не быть содержанием искусства; любой материал, любая форма не будут бесполезны на пути творчества»

Манифесты, манифесты и ещё раз манифесты

В том же 1921 году футуризм захватил японское литературное общество. Тогда поэт Хирато Рэнкити стал распространять в Токийском парке Хибия листовку под названием «Движение японских футуристических манифестов». В октябре этого же года он вступил в Общество футуристического искусства и также начал создавать свой манифест.

Манифест Хирато состоит в основном из явных и скрытых цитат из двух основных манифестов Маринетти, а именно из «Первого манифеста футуризма» 1909 г. и «Технического манифеста футуристической литературы» 1912 г. В нём он повторяет идеи Маринетти о конце века человека и начале века техники и воспевает машину как пик эволюции животного.

Также показательной является его фраза: «Мы стоим на обрыве столетий!.. Так чего же ради оглядываться назад? Ведь мы вот-вот прорубим окно прямо в таинственный мир Невозможного! Нет теперь ни Времени, ни Пространства. Мы живём уже в вечности, ведь в нашем мире царит одна только скорость». В ней он повторяет одну из главных идей футуризма: «движение = жизнь», и это движение надо запечатлеть в художественной форме.

Владимир Баранов-Россинэ. «Норвежская рапсодия. Зимний мотив из Троньема». До 1917 г.

Японские авторы большей частью занимались «обработкой» существующих европейских футуристических произведений, хотя уже через несколько лет после знакомства с ними, японцы смогли разработать новые стилевые рамки футуризма, преобразовывая данные им идеи в нечто новое.

Конец футуризма

К сожалению, в литературе Японии ( и всего остального мира) футуризм был ярким, но коротким явлением. Бурные 1920-е годы привели к появлению авангардной литературы, которая отвечала требованиям времён, но в довоенной Японии авангарду уже не было места.

Однако не всё так плохо в мире футуризма — в 1980-х годах он вернулся в форме ретро-футуризма, а Япония стала одной из тех стран, которая претендовала на звание «иконы ретро-футуризма». А ещё отголоски футуризма можно услышать в таких современных жанрах как киберпанк, стимпанк и технофэнтези.

Из-за усложнённого языка футуристской литературы и небольшого его количества, на русском языке практически нет произведений, с которыми могли бы познакомиться читатели. Чтобы прочувствовать дух начала ХХ в. в японской литературе мы можем порекомендовать сборник «Японская поэзия серебряного века», переведённый Александром Аркадьевичем Долиным. Если вы можете порекомендовать книжки и стихи писателей-футуристов, пишите в комментарии!


Источник: П.А. Мошняга — «Японская авангардная поэзия 20-х годов ХХ века»

Смотрите также