Что древние японцы видели на звёздном небе

1479  0

Могучий Орион, сёстры Плеяды и другие герои звёздного неба сейчас известны в мире в первую очередь благодаря греческим мифам. Но не только древние греки, глядя на небо, видели там осмысленные образы и даже сюжеты. А что видели древние японцы, поднимая голову к звёздам?

На первый взгляд может показаться, что по сравнению с другими древними культурами японцы не особо интересовались звёздами. Японцы жили в основном за счёт земледелия, поэтому обращали больше внимания на природные изменения, окружавшие их на земле, чем на звёздное небо. По той же причине крестьяне довольно рано ложились спать и рано вставали, синхронизируясь с ритмами природы. Более того, в то время ночь пугала многих простых людей: ночью на охоту выходила многообразная японская нечисть и голодные духи, что также не слишком располагало к наблюдениям за ночным небом.

Тем не менее в исторической литературе часто упоминаются аномальные астрономические явления, такие как затмения, метеоры и кометы. На местах упавших метеоритов, по легендам, основывали храмы, а отдельные объекты, которым посвящали святилища, описывали как упавшие с небес. В Японии определённо есть традиции, связанные со звёздами, а также диалектные названия, праздники и религиозные практики. Они представляют собой сложную смесь из анимизма, буддизма, синтоизма, оммёдо и народных верований, а на более поздних этапах к этому прибавились ещё и европейские концепции. Однако самые ранние представления об астрономии и астрологии проникли в Японию через Китай вместе с буддизмом. Именно с ним была связана наибольшая часть представлений о небесных светилах.

Звёздная карта XVII в.

Примерно в середине VI века в Японию проникли китайские практики гадания и предсказаний, основанные на астрологических наблюдениях. Японцы переняли китайские концепции инь и ян, принципы фэн-шуй, системные знания о движении луны и других светил по небу. Особенно восприимчивы к ним оказались буддийские школы Сингон и Тэндай, а также более поздняя секта Нитирэн. Через эти эзотерические течения астрономия и особенно астрология постепенно приобретали популярность, которая достигла своего пика в середине-конце эпохи Хэйан (794—1185 гг.), когда во многих вопросах жизни результат гадания становился решающим фактором. Однако поклонение звёздам так и не заняло первостепенного места в японских религиозных практиках, хотя в некотором роде оно влияло на жизнь и двора, и простых людей.

Звёздная карта, обнаруженная в японском кургане Китора, префектура Нара. Карте боле 1300 лет, и она отражает положение вполне узнаваемых звёзд и созвездий в небе над Китаем.

Благодаря китайскому влиянию созвездия и небесные светила стали отождествлять с буддийскими божествами. Так в Японии появились звёздные мандалы – изображения-схемы, на которых звёзды соотносились с конкретными божествами-покровителями. Их использовали для разнообразных ритуалов и гаданий с VIII века, и со временем в Японии стали появляться собственные звёздные мандалы, отходившие от китайских канонов и отражавшие собственно японские представления о звёздных богах.

Японская звёздная мандала, XIII-XIV в.

Но что видели удалённые от эзотерических течений и общения с просвещёнными монахами люди, поднимая головы к небу? На этот вопрос всё-таки можно ответить. Приведём несколько интерпретаций небесных светил и созвездий, которые существовали в Японии в разное время.

Небесные божества Японии

Для начала предлагаем вспомнить фигуру, наиболее почитаемую среди всех синтоистких богов, а именно богиню Аматэрасу. Она является олицетворением солнца, а один из её братьев, Цукуёми – божеством Луны. Два бога, что породили их, Идзанами и Идзанаги, отождествлялись с небом и землёй и соединились браком, обойдя кругом небесный столб. Этот столб – ни что иное как центр мира, которому соответствует центр звёздного неба, Полярная звезда.

Во многих культурах Полярной звезде придают особое значение: она находится прямо в центре небосвода и кажется почти неподвижной, в то время как остальные звёзды как будто вращаются вокруг неё. В японской культуре Полярная звезда тоже была важна: её почитали как божество, причём довольно важное.

Божество-персонификация Полярной звезды известно как Мёкэн (妙見, «тот, кто видит всё», «дивное видение»). В его образе сплелись буддизм, даосизм, оммёдо и синтоизм, и каждое из этих учений внесло в его восприятие что-то своё. Мёкэн считался повелителем среди звёзд, управлявшим движением остальных звёзд на небе и судьбами людей – на земле. Он же почитался как покровитель мореплавателей и путешественников. А ещё его могли рассматривать как символ императорской власти: одно из имён Мёкэна, 尊星王 Сондзё:-О: «Монарх почтенной звезды», подчёркивало его статус как царя звёздного неба, что роднило его с императором Японии.

Изображение Мёкэна, XV в. 

Для сохранения существующего в мире порядка – Полярная звезда в центре, остальные вращаются вокруг неё – в храмах, особенно важных для императорского двора, проводили ритуалы и устраивали подношения. Мёкэну молились о защите от бедствий, сохранности страны, спасении от болезней и о долгой жизни императора и его слуг. Затем к поклонению Мёкэну подключилось воинское сословие, в котором укоренилось представление о том, что Полярная звезда может подарить удачу в битвах, а затем и крестьяне, для которых она стала знаком обильного урожая.

В синтоизме у Мёкэна есть божество-аналог – Амэ-но Минакануси (天御中主尊), «Бог-Правитель Священного Центра Небес». Именно с него начинается повествование мифологического свода «Кодзики». Он был одним из трёх ками, которые самыми первыми «появились каждый сам по себе и не дали себя увидеть». Интересно, что на самом деле этот факт не говорит об особой важности Амэ-но Минакануси, поскольку заметной роли в мифах он не играл и, по некоторым сведениям, в принципе не был объектом поклонения. Скорее он представлялся как абстрактная первородная сущность, выражавшая некую идею. Считается, что Амэ-но Минакануси стали активно поклоняться скорее из-за ассоциаций с Мёкэном-Полярной звездой, чем из-за его статуса первоначального божества или чего-то иного.

Звёздная мандала с Мёкэном, XII в.

Созвездия-ориентиры

Японцы вовсе не всегда видели в созвездиях и отдельных звёздах что-то божественное. Чаще они представляли их как некие символы, наделённые особым культурным значением. Эти интерпретации не были однородны, однако у всех них есть кое-что общее – важность этих символов и знаков для простых людей.

Среди звёздных скоплений, которые были особенно важны для японцев, были Орион и Плеяды. В них японцы видели символы плодородия и по ним отслеживали сезонные изменения. Движение и периоды наилучшей видимости этих групп звёзд совпадали с наиболее важными периодами в сельском хозяйстве – временем посадок весной и сбора урожая осенью, а также сезоном дождей цую (здесь к Ориону и Плеядам подключалось и скопление Гиады). Эти звёзды также помогали и рыбакам, уходящим в море и выстраивавшим по ним маршруты.

Орион

Орион является настоящим чемпионом по количеству разнообразных интерпретаций в Японии. Среди них есть как очень приземлённые, так и более поэтичные и неочевидные.

Название этого созвездия в Японии принято записывать катаканой: オリオン座 Орион-дза, однако для многих оно в первую очередь известно как «Цудзуми-боси» («Звёзды-барабан»). Под таким названием его запоминают дети из-за визуального сходства созвездия с японским ручным барабаном цудзуми, напоминающим по форме песочные часы. Три звезды пояса Ориона представляют как шнур, которым барабанчик обычно перетягивается в самом узком месте.

Другой чисто японский образ, который когда-то люди разглядели в трапециевидной форме звёзд Ориона, – это длинный рукав кимоно, свисающий вниз. Звёзды Ориона напоминают женщину, вытянувшую руку в сторону, из-за чего их иногда называют «Содэ-боси» («Звёзды-рукав»), видя в их расположении изящную драпировку кимоно с длинными рукавами, которые носили незамужние девушки.

Три звезды в поясе Ориона в Японии известны как Мицу-боси (三つ星, «три звезды»). Они всегда привлекали внимание из-за своей яркости и кажущегося равным расстояния между ними. В названиях, которые японцы давали эти трём звёздам, отражено их значение для сельского хозяйства: «звёзды проса» и «звёзды риса».

С сельским хозяйством связана одна из древнейших ассоциаций, которая возникла у японцев в связи с Орионом: три звезды на поясе виделись как зубья плуга, а туманность M42 – как рукоятка, за которую плуг тянули. Этот образ описывали словом «карасуки» (犂), что и значит «плуг».

Рыбаки также обращали внимание на закономерности движения звёзд по небосводу. В некоторых рыболовных районах три звезды пояса Ориона называли «канацуки»: это слово означало копьё с несколькими зубцами, которое использовали в рыбалке. Когда звёзды светили особенно ясно, это трактовали как предзнаменование хорошего улова. Интересно отметить сходство слов «карасуки» и «канацуки» и ассоциаций с рабочими инструментами, возникших у земледельцев и рыбаков.

Многие звёздные ассоциации были связаны именно с разнообразной трудовой деятельностью японцев, однако были и более поэтичные образы. Один из них – образ ребёнка, который держит своих родителей, или родителей и ребёнка, стоящих рядом. Этот символ называется «Оякоко-боси», то есть «звезда заботы о родителях»

Другой неочевидный образ Ориона затрагивает японскую историю. Звёзды Бетельгейзе и Ригель, две самые яркие звезды Ориона, отождествлялись с кланами Тайра и Минамото соответственно. Бетельгейзе испускает красный свет, а свет Ригеля при наблюдении невооружённым глазом кажется белым, что соотносится с клановыми цветами родов Тайра (красным) и Минамото (белым). Расположение звёзд почти напротив друг друга на разных углах созвездия напоминало о кровопролитной войне, произошедшей между кланами и положившей начало новому витку в истории Японии – эпохе самураев и сёгунов. Бетельгейзе и Ригель и сейчас ярко сияют на небосводе, напоминая о борьбе самых известных кланов Японии и ценностях, который отстаивал каждый из них.

Бетельгейзе (Тайра) находится в левом верхнем углу, Ригель (Минамото) – в правом нижнем.

Плеяды

Звёздное скопление Плеяды, названное так в честь греческих сестёр-нимф, в Японии известно как «Субару». Это слово раньше означало «соединённые», «собранные воедино».

У Субару тоже есть своя поэтичная история. Это скопление связывали всё с той же солнечной богиней Аматэрасу. Когда богиня Аматэрасу удалилась в небесный грот и мир померк, остальные боги всеми силами старались выманить её обратно. Они подготовили множество вещей, чтобы Аматэрасу подумала, что они чествуют новую богиню и вышла посмотреть на неё. Среди прочего боги повесили на ветви растения сакаки длинные нити, увешанные украшениями и драгоценностями. И слово субару, по мнению некоторых исследователей, раньше означало как раз «украшение». В связи с этим образы Аматэрасу и звёзд Плеяд-Субару накладывались друг на друга, создавая закономерность: когда Аматэрасу-солнце исчезала и наступала зима, в небе появлялись звёзды Субару. И в течение долгих зимних месяцев яркие звёзды напоминали японцам о том, что в будущем они непременно снова сменятся сияющим ликом солнечной Аматэрасу, и наступит весна.

В честь японского названия Плеяд назван автомобильный бренд Subaru. На его логотипе изображены шесть звёзд скопления, что отражает единство шести компаний, вошедших в первоначальный состав корпорации. На логотипе изображено именно шесть звёзд, а не семь, ещё и потому, что из семи звёзд скопления, которые можно увидеть невооружённым глазом, шесть являются особенно яркими, а седьмая уступает им, и потому увидеть её сложнее.


Млечный путь

Предания о Млечном пути в Японии связаны с самым известным и любимым летним праздником – Танабатой, иногда называемым Хоси-мацури, «фестиваль звёзд», или Хоси-аи, «встреча звёзд». Фестиваль проходит 7-го числа 7-го месяца, в некоторых регионах он отмечается 7 июля, а в других, ввиду ориентира на старый лунный календарь, – 7 августа.

В основе праздника лежит легенда о двух влюблённых: девушке Орихимэ, искусной ткачихе и дочери небесного повелителя, и юноше Хикобоси, трудолюбивом волопасе. Они безмерно любили друг друга, но не могли быть вместе: отец Орихимэ, разгневанный тем, что в счастливом браке молодые совсем забыли о своих обязанностях, разделил пару широкой Небесной рекой. Только раз в году они могли встретиться – седьмого числа седьмого месяца.

Орихимэ и Хикобоси на гравюре Цукиоки Ёситоси

Легенда эта пришла в Японию из Китая в конце VII–начале VIII века и быстро стала популярна. Первоначально фестиваль Танабата отмечался при дворе и по содержанию был похож на популярные в то время состязания поэтов: аристократы сочиняли стихи, глядя на звёздное небо.

Именно на небо, потому что Орихимэ и Хикобоси – это на самом деле две яркие звезды: Вега в созвездии Лиры и Альтаир в созвездии Орла. Небесная река – буквальное название Млечного пути по-японски, 天の川 ама-но гава.

В левом верхнем углу – Орихимэ-Вега, в правом нижнем – Хикобоси-Альтаир. А третий угол треугольника –  это мост, который своими крыльями образовала для влюблённых стая сорок, чтобы они могли встречаться. Находится он в районе звезды Денеб в созвездии Лебедя.

В поэтическом сборнике «Манъёсю» в стихотворении Какиномото-но Хитомаро можно найти и такой эпитет Млечного пути: 水無し川 минаси гава «река без воды»:

Там, в небесах извечных, рубежом
Легла река, в которой нет воды,
И разделила звёзды навсегда.
О век богов,
Упрёки шлю тебе!

Танабата – пример традиции, начало которой породил интерес к звёздам и которая по сей день остаётся популярной и любимой. Это не единственный такой пример: в Японии до сих популярны предсказания и гадания, зародившиеся ещё в древние времена, а в повседневной жизни можно услышать присказки и приметы о звёздах, передававшиеся из поколения в поколение.

Многие японские представления, связанные со звёздным небом и небесными светилами, были смесью из разных религиозных течений и концепций, о чём говорит их неоднородность и большое количество трактовок одних и тех же явлений. Возможно, звёзды и не так сильно занимали японцев, как представителей других цивилизаций, а мифы и легенды о них нельзя назвать такими уж многочисленными. Однако они всё же были, и в них есть своё очарование и что-то уникальное для Японии, будь то связь с важными синтоистскими ками, отражение поворотных для страны исторических событий или главных японских ценностей.


Источники:

Steven Renshaw, Saori Ihara. A Cultural History of Astronomy in Japan

Steven Renshaw. Views of Orion in Japanese Folklore

Goto Akira. Fallen star legends and traditional religion of Japan: an aspect of star lore

Takashi Katsumata. Constellation Legendry in Japanese Mythology (Book Review by Akiyoshi Suzuki) 

Twenty-Eight Constellations. 28 Moon Lodges, 28 Lunar Mansions

The origins of Tanabata festival in Japan


Смотрите также