«Человек-бензопила»: как культура метамодерна меняет жанр сёнэн

2390  0

Индустрия манги меняется: реконструируются жанры, высмеиваются клише и трансформируются известные архетипы героев. Отличающиеся по своей форме и содержанию работы захватывают рынок. Так, хитами стали «Ванпанчмен», «Дорохедоро» и, конечно, «Человек-бензопила». Хоть прилавки магазинов постоянно пополнялись нетипичными мангами, в последнее время именно они начали набирать наибольшую популярность. К декабрю 2021 года тираж «Человека-бензопилы» превысил 12 миллионов экземпляров. Осторожно, спойлеры!

Как меняется осмысление культуры и жизни человека в целом, так меняется и её интерпретация в художественных произведениях. Сначала был премодерн, затем, примерно в XVI - XVII веках, начался модерн, за ним следовал постмодерн (XX век). Постмодерн – это отрицание уникальности, циничность и издевка. Ему часто противопоставляется сегодняшний метамодерн.

По мнению некоторых учёных, метамодерн – это состояние сегодняшней культуры, процесс, где все элементы культуры равны и важны, где совмещается несовместимое. В первую очередь это отказ от постмодернистской сатиры и иронии, нигилизма и душевной замкнутости, неверия в светлое будущее и безысходности. Для метамодерна характерны: искренность, прагматический романтизм, постирония, поиск и колебание (например, между иронией и искренностью). Так почему же манга «Человек-бензопила» — яркий пример метамодерна?

Дэндзи, главный герой, живёт в мире, населённом демонами. Они – порождения человеческих страхов: демон-бомба, демон-акула, демон-время, а самый страшный – демон-пушка, которого разыскивают главные герои. Дэндзи вынужден расплачиваться за долги отца. Он убивает демонов за деньги, заключив контракт со своей собакой, которая к тому же является демоном-бензопилой, но цель Дэндзи проста – вкусная еда и тёплая постель. Однажды главного героя убивают, и питомец жертвует собой ради хозяина. Теперь вместо сердца у Дэндзи демон-бензопила, обладающий огромной силой. Попав под внимание Бюро общественной безопасности, он становится частью команды, охотящейся на демона-пушку.

В целом сюжет подходит под определение сёнэна. Однако это только первый взгляд, а более детальный разбор показывает все отличия. Например, читатель привык к стандартным архетипам персонажей сёнэн-манг, например, наставник-учитель, героиня-любовный интерес, персонаж, одержимый местью, а также второстепенный комический герой-извращенец. А что, если главный герой и будет тем самым извращенцем? Также часто главными темами становятся: дружба, любовь, совершенствование себя через боль и слёзы. Подобное можно найти и в «Человеке-бензопиле», но автор показывает новую сторону этих понятий. Тут и там Фудзимото, автор манги, отходит от приевшихся канонов, меняет и дополняет заезженные темы и обогащает разнообразие жанра.

В первую очередь Дэндзи символизирует новую искренность – уход от иронии и цинизма. Он глупый, невинный в своеобразной манере, эмоциональный, и совершенно не стесняется этого и не пытается перебороть. Фудзимото показывает, что плакать и выражать свои эмоции такими, какие они есть, — нормально. На протяжении всей истории читатель наблюдает те или иные проявления этой идеи.

Чтобы убедиться в эмоциональной искренности главного героя, можно взглянуть на 39 главу «Внезапные слёзы». По сюжету Дэндзи и Макима, девушка его мечты, идут в кинотеатр. Дэндзи, не понимающий значения любви и дружбы, начинает плакать на сцене объятий двух персонажей. И более того, Макима, которая оказывается самим демоном порабощения, плачет тоже, хотя, на первый взгляд, ей чужды человеческие эмоции. Сперва Дэндзи не хочет, чтобы девушка видела его слёзы. Но в тот момент, когда он замечает, что Макима тоже была тронута сценой объятий, Дэндзи понимает, что показывать свою сентиментальность абсолютно нормально.

В следующей сцене после просмотра фильма Фудзимото вплетает в повествование другой важный концепт метамодерна — прагматический романтизм, тем самым заставляя своих героев анализировать свои чувства. Главный герой спрашивает у Макимы, есть ли у него сердце. Сердце тут — не физический орган, а эмоции и чувства, которые он думал, что потерял после стольких травмирующих событий его жизни, буквальной смерти и замены человеческого сердца на демона. Макима в ответ по-детски прислоняется к его груди и слышит стук. Глава заканчивается словами автора: «Этот наивный, трогательный стук сердца всё никак не уймётся».

Образ слёз повторяется в одной из самых эмоционально тяжёлых частей манги, в сцене смерти Аки. Друг Дэндзи, Аки, ставший ему семьёй, превратился в демона-огнестрела и убивает обычных горожан, что попадаются у него на пути. Для него это представляется детской зимней забавой, однако в реальной жизни снежки, которые он кидает в других детей, — пули. Он останавливается только в тот момент, когда Дэндзи начинает плакать. Слёзы на протяжении всего повествования играют роль эмоциональной кульминации героев.

Фудзимото новаторски подходит к созданию персонажей. Герои, как Дэндзи, — извращенцы, обычно второстепенные персонажи и частые гости юмористических сцен, чаще всего не получают интересной истории развития, однако здесь именно такой герой становится отправной точкой повествования. В отличии от классического сёнэн-героя, для него не характерна верность одной возлюбленной, впрочем, как и другие «высокие» качества вроде храбрости. Более того, в середине манги он даже готов убежать со злодейкой, просто потому что она была готова предложить ему физическое удовольствие. Другие персонажи в принципе сочетают в себе сразу несколько архетипов. Так, Макима выступает в роли материнской фигуры, наставника и любовного интереса одновременно.

Как и любой главный герой, Дэндзи меняется на протяжении манги, он проходит классические этапы арки персонажа: наличие ложной мотивации, затем — её достижение и осознание, что это не то, что ему было нужно, осознание своей истинной мотивации, преодоление различных трудностей и в конце награда – исполнение истинного желания. Ложная мотивация Дэндзи – физическое удовольствие. Он быстро достигает этого, и разные девушки, включая его главный любовный интерес, готовы поцеловаться с ним или дать ему потрогать свою грудь взамен на его помощь. И тут Дэндзи понимает, что это мимолётная радость, удовольствие, которое не делает его счастливым в долгосрочной перспективе. И оказывается, что его истинное желание – это эмоциональная близость с кем-то.

Для иллюстрации изменений Дэндзи стоит обратиться к главе 71 под названием «Ванная». Персонаж Пауэр изначально привлекала главного героя исключительно в сексуальном плане. После встречи с демоном тьмы она настолько испугалась, что не могла больше находиться одна, есть, мыться и даже ходить в туалет. Дружеская, даже, можно сказать, родственная забота о ней становится для Дэндзи приоритетнее, чем его изначальное желание удовольствия. Он не чувствует пошлости, когда находится с ней в душе или спит в одной кровати, он чувствует эмпатию и душевную близость, поэтому, когда его подруге плохо, Дэндзи пытается сделать всё возможное, чтобы ей помочь, несмотря на отказ от собственных желаний.

Однако для Фудзимото и проверенный веками концепт арки персонажа становится полем для экспериментов. Например, арка друга главного героя, Аки, выглядит скорее так: наличие ложной мотивации, быстрое и неосознанное достижение истинной мотивации, принятие истинной мотивации и отказ от ложной, а далее – смерть. Единственной причиной жизни Аки была месть демону-пушке за смерть семьи. Он не видел ценности в своём существовании и был готов пожертвовать собой ради отмщения. Однако в его жизни появляются Дэндзи и Пауэр, которые становятся его новой семьей, но он ещё не способен ценить и оберегать их. После потери близких товарищей в битвах с демонами, сближения с Дэндзи и заботе о Пауэр он наконец осознаёт ценность жизни и дружбы и тщетность мести. Аки даже требует освобождения Дэндзи и Пауэр от борьбы с демоном-пушкой, чтобы обезопасить их. Тем не менее, судьба распоряжается иначе. Поняв, что он уже обрёл то, чего ему так не хватало, он встречает трагический конец.

Изменяя привычные тропы жанра сёнэн, автор отходит от романтизации утраты. После смерти близкого человека герой не получает прилив адреналина и эмоций, это не становится мотивацией для битвы со злом, что является избитым тропом в сюжетах других сёнэнов. В «Человеке-бензопиле» герой, подобно обычному человеку, чувствует опустошение, шок, непонимание. Например, после смерти Аки то, что приносило удовольствие Дэндзи раньше, больше не радует его. Ему становится физически плохо. А в сцене смерти Пауэр ему нужно время, чтобы осознать утрату, он парализован и шокирован. Он не бросается в битву со злом, что убило его подругу, он не может поверить в реальность происходящего.

Постирония манги, когда за комичностью скрываются серьёзные и трагичные смыслы, находит своё отражение в личности главного героя. Его абсолютно ничего не интересует, кроме собственного комфорта, но это не из-за разочарования в жизни или переизбытка философских изысканий, а потому, что он с самого детства был один против враждебного мира. Сначала это может показаться циничным и даже комичным, если вспомнить его главную мотивацию, поведение и отношения с другими персонажами. «Буду ли я плакать, если все умрут?» — спрашивает он себя, и ответ отрицательный. Но почему он такой? Дэндзи никогда не чувствовал близости с другими людьми, безопасности и банальной заботы или любви, у него не было друзей, он был вынужден продать свои органы и ежедневно сражаться с демонами для продолжения жалкого существования. Он не знает человеческих чувств, поэтому для него нет других желаний, кроме эгоистичного комфорта и удовольствия.

Другой интересный пример постиронии можно найти в начале манги. Макима кусает пальцы Дэндзи с сексуальным подтекстом, однако в конце этот укус превращается в укус маленькой девочки, которая просто захотела поиграть. Так постиронично реконструирует этот жест Фудзимото.


И в целом кровавая и жестокая манга заканчивается простыми объятиями. Это очень в стиле метамодерна: немного наивно, трогательно и душевно. Во многом именно благодаря такому заигрыванию с жанром и использованию более современных и близких сегодняшним читателям тенденций, манга и стала так популярна и нашла такой отклик. Оказывается, что даже демону Макиме нужно просто чувствовать близость и единение с другими, чтобы самой быть счастливой и приносить счастье другим.

Источники:

Тацуки Фудзимото. Человек-бензопила

Luke Turner. Metamodernism: A Brief Introduction. 

Манга «Chainsaw Man» - Бензопила разрезающая сёнэны

Демонический пёс вместо сердца: чем хороша манга «Человек-бензопила»

Chainsaw Man is Shonen Jump’s new gore-filled success

Смотрите также