Японцы жаждут тепла: психология амаэ

2549  0

В японской психологии существует концепт, который западному человеку может быть тяжело понять. Однако одно время исследователи даже считали, что он — ключевой элемент к пониманию японской ментальности и базис, на котором строятся все отношения в японском обществе. Мы поговорим о так называемой теории амаэ — теории, согласно которой больше всего японцы жаждут любви и принятия.

Амаэ считается уникальным концептом японского общества. Впервые об амаэ заговорили в 1971 году после выхода книги психотерапевта Дои Такэо «Структура амаэ», также известной как The Anatomy of Dependence — «Анатомия зависимости». В ней Дои, вдохновлённый культурным шоком, испытанным им в США, описал амаэ как явление японского общества, полных аналогов которого не существует в других культурах.

Одна из обложек японского издания «Структуры амаэ»

При этом дать амаэ конкретное определение довольно сложно. Дело в том, что амаэ — это не какое-то определённое действие или чувство, а целый ряд поведенческих моделей. Сам Дои в общих чертах обозначает амаэ как желание рассчитывать на любовь другого человека и полагаться на его снисходительность. В таком ключе амаэ можно сравнить с поведением ребёнка, желающего получить заботу и внимание.

И это сравнение не будет случайным: по мнению Дои, идеальным примером отношений, в которых эта потребность раскрывается ярче всего, являются отношения между родителем (обычно матерью) и ребёнком. Ребёнок с самого раннего возраста тянется к матери и жаждет ее заботы, а мать испытывает удовлетворение от того, что даёт ему то, что он хочет. Связь на основе амаэ, которая появляется в результате, ценна для обоих участников взаимодействия: один, «принимающий», ощущает безопасность и любовь, а второй, «дающий», чувствует себя нужным и ценным.

Во взрослом возрасте эта форма отношений, усвоенная ещё в детстве, продолжает быть важной и необходимой. Согласно Дои, японцы полагаются на окружающих людей, рассчитывают на их снисхождение, надеясь удовлетворить свою потребность в близости. Одно из распространённых проявлений амаэ — желание, чтобы другой человек сделал для вас что-то, что вы и сами в состоянии сделать. И часто это выражается в по-детски игривом поведении. 

Например, ребёнок, который с деланным видом разглядывает витрину с игрушками и ожидает, что мать всё поймёт и купит ему что-то, — это иллюстрация амаэ.

Или кокетство в отношениях, когда один из партнёров упрашивает другого о подарке, а тот благосклонно соглашается, — это амаэ.

Или застенчивая просьба к коллеге помочь вам отнести что-нибудь, когда на самом деле это не необходимо, — это тоже амаэ.

Дои предположил, что социальные связи, которые японцы формируют в течение жизни, — учитель-ученик, начальник-подчинённый и так далее — строятся по образцу первичных отношений матери и ребёнка, в которых дети впервые испытывают амаэ.

Благодаря амаэ ребёнок включается в человеческие отношения и постепенно учится доверию. Поэтому многие исследователи видят в амаэ основу для создания гармоничных отношений, в которых дети зависят от родителей, молодые рассчитывают на благосклонность старших и так далее.

Английский перевод названия книги Дои предполагал схожесть амаэ с зависимостью. Однако между ними есть ключевое отличие: зависимость означает отсутствие контроля, а амаэ — это и есть своеобразный способ получить контроль, в частности контроль «слабой» стороны над более «сильной». Ребёнок или младший коллега на работе через способность вызвать заботу о себе получает от старших не только близость, но и собственную выгоду, заручаясь их поддержкой. Грубо говоря, ребёнок, добившийся того, что уставшие родители прочитали ему на ночь сказку, в определённом смысле получил над ними контроль, хоть и является более слабой фигурой во всех остальных отношениях.

Но казалось бы, почему, если амаэ берёт своё начало ещё в детстве, протекающем по более-менее единой схеме у всех людей, он уникален для японцев? Дои утверждает, что в европейских языках нет слова, эквивалентного японскому «амаэ». Ссылаясь на гипотезу Сепира–Уорфа о связи мировосприятия и языка, Дои говорит, что отсутствие слова-эквивалента подразумевает и отсутствие такой оформившейся потребности, как амаэ, в других культурах. Дополнительную сложность создаёт и многозначность слова «амаэ»: в то время как японцы могут описать всю гамму эмоций и форм поведений одним этим термином, мы можем лишь приводить пространные определения, чтобы обозначить его границы.

Немного лингвистики 

«Амаэ» как термин действительно представляет интерес с точки зрения лингвистики. Он существовал в японском языке и до написания работы Дои. Амаэ (甘え) имеет тот же корень, что и прилагательное 甘い амай. Среди его основных значений — характеристики «сладкий», «снисходительный», «наивный» (причём в негативном ключе). Также с 甘え амаэ связаны глаголы 甘える амаэру «быть избалованным», «ласкаться», и 甘やかす амаякасу «баловать», «потакать». Через них сам концепт отношений амаэ становится более понятным: один из участников пассивно получает ласку (он — тот, кто 甘える амаэру), а второй её даёт (исполняет роль того, кто 甘やかす амаякасу).

От того же «амаэ» произошли слова 甘えん坊 амаэмбо:, которое описывает избалованного человека или животное, которое постоянно требует ласки, и 甘え上手 амаэ дзё:дзу, означающее человека, у которого хорошо получается заставлять других делать что-то для него. 

Коты, собаки, даже капибары могут быть амаэнбо: — охочими до ласки и поглаживаний

Несмотря на то, что слова-синонима для амаэ может и не быть в других языках, людям за пределами Японии проявления амаэ, безусловно, знакомы. Даже если они не знают, как точно назвать это стремление к близости.

Амаэ и общество

Характерный пример проявления амаэ приводит антрополог и переводчик Джон Маккрири, долгое время живший в Японии. Если в Японии подойти на улице к прохожему и резко спросить дорогу, то, вероятно, он испугается и будет чувствовать себя некомфортно. Но если подойти с растерянным и явно не угрожающим видом и жалобно сказать, что вы, похоже, немного заблудились, то шансы получить помощь значительно возрастут.

Миловидность, робость, упреждающие извинения и надежда на снисхождение — то, что регулярно встречается в разных сферах жизни в Японии, начиная от знаков и объявлений и заканчивая общением между людьми на работе. Такие формы общения достигают сердец людей, и всё из-за того, что это щекочет «инстинкт» амаэ, как уверяют исследователи.

Амаэ невозможно пронаблюдать вне межличностных отношений, поскольку такой тип взаимодействия всегда предполагает наличие двоих. Японское общество, пронизанное связями на основе мягкого и снисходительного чувства амаэ, предстаёт гармоничным, неконфликтным, стремящимся идти на уступки и во всём находить компромисс. Любовь к недосказанности, значимость подтекстов, стремление не навязывать своё мнение другим — при желании все эти черты японского общества можно привязать к амаэ как ключевой особенности менталитета, чем многие исследователи и занялись.

Перенос амаэ как зависимости младшего от старшего (в рамках семьи, группы, компании и т.д.) с межличностных отношений на масштабы общества укрепляет эти иерархические отношения, в которых младший по рангу или возрасту имеет право рассчитывать на любезность и «отеческое» отношение со стороны старшего. В свою очередь «младший» обязан оказывать должное уважение к «старшему», закрепляя положенное ему место в обществе.

При таком взгляде амаэ хорошо встаёт в ряд слов, описывающих «уникальные» для японского социума черты, такие как концепты сэмпай-кохай («старшие и младшие»), ути и сото («свои и чужие»), хоннэ и татэмаэ («истинное и показное»). То, что в японское общество сложно вписаться и стать в нём своим, объясняют в том числе и концептом амаэ, понятным японцам на интуитивном уровне и недоступным иностранцам. Теория амаэ стала очень удобной иллюстрацией различий между японским и западным складом характера: податливость, благожелательность и взаимная зависимость японцев противопоставляется западной психологии, ориентированной на независимость личности и стремление к свободе.

Однако важно понимать, что далеко не все японцы доброжелательно и терпимо относятся к амаэ и готовы потакать ему. Попытки вызвать амаэ удаются не в ста процентах случаев, и это ожидаемо. Злоупотребление снисходительностью других или неуместные кокетство и требовательность могут привести к враждебности со стороны другого человека, если он изначально не был готов вступать в отношения на основе амаэ. Но эта готовность не обсуждается устно — как и для многого другого в японском обществе, для амаэ характерна важность невербальности, негласности происходящего. Отсюда следует, что успешное осуществление амаэ предполагает умение считывать социальные сигналы, а это дано далеко не каждому.

Множество ликов амаэ

Книга Дои Такэо стала бестселлером. Её раз за разом переиздавали и переводили на другие языки, однако она не избежала критики. Многие комментировали расплывчатость формулировок Дои, малое количество эмпирических данных и основную идею книги — уникальность амаэ для Японии — в довольно жёстком ключе. Книгу обвиняли в близости к идеям нихондзинрон (日本人論 «теория о японцах»), комплекса теорий об оригинальности и неповторимости Японии и японцев, что уже само по себе вызывало шквал критики, а некоторые даже называли книгу антинаучной.

С 70-х годов, когда к теория амаэ впервые привлекла к себе всеобщее внимание, было написано множество научных работ, раскрывающих разные стороны этого явления. И теперь уже стало очевидно, что амаэ — это развивающаяся концепция, и она всё больше охватывает различные явления, о которых Дои никогда не писал. Например, в амаэ, как одной из ключевых для японского общества концепций, видят причину нежелания молодых людей покидать родительский дом. Находясь всё время в отношениях, пронизанных амаэ, они не видят причин развиваться дальше, ведь родительская любовь, которую они получают, безусловна. И многие молодые люди не видят причин разрывать эту эмоциональную зависимость, оставаясь несамостоятельными и во взрослом возрасте.

При желании в японском интернете можно отыскать бессчётное множество статей-инструкций о том, как осуществить амаэ по отношению к коллеге или своему романтическому партнёру, и большинство из них ориентированы на женщин. Возможно, кому-то они действительно помогают более грамотно выстраивать свои отношения, однако в то же время подобные статьи укрепляют идею о том, что женщины должны вести себя по-детски и манипулировать окружающими, чтобы добиться своего.

Мужчины тоже нередко проявляют своё стремление к амаэ в рамках романтических отношений. Отчасти перекладывая роль матери на свою жену или девушку, они молчаливо ожидают от них всесторонней заботы и забывают предлагать свою заботу взамен. Часто у супругов не остаётся другого выбора, кроме как смириться с таким положением вещей и играть свою роль в отношениях амаэ.

Требовательность и даже наглость, связанные с амаэ, могут встретиться и в компаниях. Начальники и клиенты ожидают, что их желания будут поняты без лишних слов и исполнены в обмен на благосклонность, и такое злоупотребление властью может сделать рабочую атмосферу очень некомфортной для сотрудников, которые не могут отказаться от этого напрямую в том числе из-за социально приемлемой концепции амаэ.

У амаэ две стороны: одна даёт возможность немного выйти за рамки правил, чтобы достичь обоюдной близости и взаимопонимания, а другая ставит человека на позицию манипулятора, подвергая остальных дискомфорту. С самого начала амаэ и анализирующим этот концепт исследованиям была свойственна неоднозначность толкований, взглядов и подходов, но всё же отрицать существование амаэ как элемента человеческих — не только японских — взаимоотношений сложно.

Несмотря на возможные негативные проявления амаэ, многие видят в этом явлении возможность ненадолго отвлечься от роли взрослого. Забота и внимание окружающих — это своеобразное «укрытие» от стресса. Амаэ — это способ побыть ребёнком, метафорически вернуться в материнские объятья, и желать этого — нормально. В конце концов, каждому хочется почувствовать себя в безопасности, будучи окружённым заботой любимых и близких.

Пишите, что вы думаете о теории амаэ! Будем рады узнать ваше мнение.


Источники:

Kazuko Y. Behrens. A Multifaceted View of the Concept of Amae: Reconsidering the Indigenous Japanese Concept of Relatedness

Is Amae the Key to Understanding Japanese Culture?

Japan’s deep connection to childish relationships

The Anatomy of Stereotypes: Japan and the “Amae” Myth

土居健郎/甘えの心性と近代化 

В. М. Алпатов. Япония: язык и культура

Смотрите также