Болезнь Минамата: история экологической трагедии

483  0

После Второй мировой войны Япония лежала в руинах. Было разрушено около 25% национального богатства, а промышленное производство упало до 1/10 довоенного уровня. В таких условиях страна стремилась догнать главные экономики мира, и зачастую это делалось в ущерб окружающей среде и даже людям. Пик экологического загрязнения пришёлся на 50-е и 60-е годы, когда миру и была открыта болезнь Минамата, вызванная сбросом химических отходов с производства удобрений в воды рядом с городом Минамата.

Начало производства химикатов

С начала XX века, когда компания Chisso открыла свой первый завод в небольшом рыбацком городке Минамата (префектура Кумамото, о. Кюсю), химические отходы сбрасывались в одноимённую бухту. Даже до войны химикаты вредили окружающей среде местности, что привело к уменьшению популяции рыбы и жалобам от местных рыбаков.

Изначально на заводе Chisso производились удобрения, но, следуя за национальным развитием химической индустрии, производство было расширено до создания и других химикатов (ацетилена, ацетальдегида, винилхлорида и октанола). Завод в городе Минамата был самым развитым во всей Японии как до Второй мировой войны, так и после неё. Быстрое расширение Chisso подстегнуло местную экономику, и по мере роста компании процветала и Минамата. Так как завод Chisso являлся единственным крупным производством в ближайшей местности, компания имела большое влияние в городе. В какой-то момент более половины налоговых поступлений Минаматы шло от Chisso и её сотрудников, а компания была ответственна за четверть всех рабочих мест в Минамате.

Завод Chisso впервые начал производство ацетальдегида, используемого для получения уксусной кислоты и веществ, необходимых для синтетических каучуков и АБС-пластика, в 1932 году, и в том же году было произведено 210 тонн. В 1951 году производство выросло до 6000 тонн и в конечном итоге достигло 45 245 тонн за 1960 год. Объём производства на заводе Минаматы составлял от четверти до трети от общего объёма производства ацетальдегида в Японии. В химической реакции, использованной для получения ацетальдегида, в качестве катализатора использовался сульфат ртути, а с августа 1951 года сокатализатор был заменён на сульфид железа.

Побочная реакция производства привела к образованию небольшого количества метилртути – одного из самых токсичных нейротоксинов. Это высокотоксичное соединение регулярно выбрасывалось в бухту Минамата в период с 1951 по 1968 год. И хотя именно метилртуть стала причиной острых заболеваний, Chisso сбрасывала другие соединения ртути в местные воды ещё с начала производства ацетальдегида в 1932 году.

Обнаружение болезни

Симптомы болезни впервые наблюдались у кошек и других диких животных региона через некоторое время после 1951 года. Жители Минаматы стали замечать, что у кошек начались судороги, они стали вести себя неадекватно, а затем просто умирали. Со временем это назвали «лихорадкой танцующих кошек». Также в то время можно было увидеть падающих с неба ворон и мёртвую рыбу, плавающую на поверхности воды.

Первые симптомы болезни Минамата у людей были обнаружены среди детей. 21 апреля 1956 года пятилетнюю девочку привели на осмотр к врачам заводской больницы Chisso. Девочку беспокоили судороги, а также проблемы с ходьбой и речью. Через два дня у её младшей сестры появились те же загадочные симптомы. Она тоже попала в больницу. После того, как те же симптомы были выявлены у дочери соседа, было проведено поквартирное обследование, которое подтвердило ещё восемь случаев заболевания.

«Томоко Уэмура в её ванной комнате» – самая известная фотография о болезни Минамата

Обнаружив распространение загадочной болезни, руководство больницы сообщило органам здравоохранения об эпидемии в городе, которая затрагивает центральную нервную систему. Университет Кумамото, а затем и Министерство здравоохранения, труда и благосостояния Японии организовали исследовательские группы, начавшие изучение болезни в том же году. Однако на определение возбудителя заболевания ушло три года.

Ранние исследования 1956 года обнаружили 55 случаев заражения, из которых 17 закончилось смертью. Осмотр пациентов привёл к выявлению связи между заражением и потреблением местной рыбы и моллюсков, а учитывая близкое расположение химического производства, врачи предположили возможность отравления каким-то тяжёлым металлом. Chisso отрицала свою ответственность, так как работники завода были уверены в том, что объём сбрасываемых в воду отходов был слишком мал для создания такой сильной реакции. Тем не менее, в 1957 году правительство Кумамото выпустило официальную рекомендацию о прекращении употреблении рыбы и моллюсков бухты Минамата. Рекомендацию, не запрет.

Новые случаи болезни продолжали появляться, и летом 1958 года рыбный кооператив города потребовал от завода Chisso немедленное устранение причины заражения и компенсацию за ущерб рыбной ловле. Однако в это время компания планировала увеличить производство ацетальдегида из-за увеличивающегося спроса на него, поэтому инженеры просто перевели сброс отходов из бухты Минамата, где вода могла застаиваться, в устье реки Минамата. К большому сожалению, это привело лишь к дальнейшему распространению заболевания и увеличению подозрений о причастности Chisso.

Наконец в июле 1959 года исследователи из университета Кумамото обнаружили источник болезни, которую позднее назвали болезнью Минамата – сильнейшее отравление ртутью. Несмотря на это, на протяжении девяти лет жители Минаматы безуспешно пытались добиться хотя бы какого-то официального признания заболевания и выплат компенсаций. Ужасная правда заключается в том, что японская экономика и правительство были заинтересованы в продолжении производства на заводе Chisso, поэтому официально болезнь Минамата была признана государством лишь в 1968 году. Тогда же Chisso перестала сбрасывать отходы в местные воды.

Борьба за выплаты и общественное внимание

Несмотря на своё тяжёлое положение, жители Минаматы смогли добиться компенсаций от Chisso в том же 1959 году, когда была установлена причина заболеваний. После нескольких недель демонстраций рыбный кооператив Минаматы добился официальной встречи с руководством завода при посредничестве городского комитета, однако этот комитет был по большей части на стороне Chisso. Это и неудивительно, ведь компания являлась важным источником доходов города.

Chisso выплатила кооперативу 20 миллионов иен (120 миллионов рублей в пересчёте на сегодняшнюю валюту) в качестве компенсации и также «пожертвовала» 15 миллионов иен (88,5 миллионов рублей) на развитие местного рыболовства. Видя подобный успех местного кооператива, префектурный альянс рыбных кооперативов попробовал также добиться компенсаций, так как сброс химических отходов в устье реки Минамата нанёс ущерб рыболовству и в регионе внутри префектуры. После неуспешных демонстраций у завода члены кооператива перенесли свою кампанию в Токио, вынудив представителей Парламента посетить Минамату для обсуждения выплат.

Во время визита члены альянса ворвались на фабрику и устроили беспорядки, в результате чего люди с обеих сторон получили ранения. Насилие широко освещалось в средствах массовой информации, что впервые с начала эпидемии привлекло внимание страны к проблеме Минаматы. Создали ещё один посреднический комитет, и соглашение по поводу выплатбыло подписано 17 декабря 1959 года. Альянсу выделили около 25 миллионов иен в качестве «выплат сочувствия», а также учредили фонд восстановления рыболовства в размере 65 миллионов иен.

Что же касается жертв заболевания, их позиция была намного более уязвимой. Хотя в том же 1959 году было создано «Общество взаимопомощи семей жертв болезни Минамата», мнения внутри Общества разделились. Семьи пациентов стали жертвами дискриминации со стороны местного населения, и для некоторых страх дискриминации был сильнее страха заболевания, поэтому их требования были довольно скромными.

Chisso согласилась на выплату дополнительной суммы «выплаты сочувствия», на этот раз для заболевших, чьё состояние было подтверждено комитетом Министерства здравоохранения, труда и благосостояния. Взрослым была назначена выплата в 100 тысяч иен (65 тысяч рублей), детям – 30 тысяч иен (19,5 тысяч рублей), а семьи умерших получили одноразовую выплату в размере 320 тысяч иен (208 тысяч рублей).

«Десять лет молчания»

В период 1959–1969 годов, когда Chisso продолжала сбрасывать токсичные химикаты в воды префектуры, деятельность жертв болезни Минамата и активистов не уменьшалась, однако она мало влияла на решения компании.

В декабре 1959 года Chisso установила новые очистительные сооружения на своём заводе в Минамата, однако они никак не уменьшили количество выбрасываемой ртути, и воды близлежащих городов продолжали загрязняться, а болезнь – распространяться. Компания не спешила сообщить эту новость.

В конце 1960 и начале 1961 годов правительства префектур Кумамото и Кагосима провели совместное исследование уровня ртути в организмах людей, живших рядом с так называемым морем Яцусиро (внутреннее море, отделяющее остров Кюсю от островов Амакуса). Результаты исследования подтвердили увеличение отравления ртутью в приморских населённых пунктах, что вновь связывалось с употреблением местной рыбы и моллюсков. Считается, что неорганические соединения ртути накапливались в их организмах и перерабатывались в ходе их жизнедеятельности в метилртуть.

Эти данные тоже держались в секрете от общества. Сотни участников исследования так и не получили свои результаты даже в тех случаях, когда они запрашивали эти результаты.

На протяжении долгого времени местные врачи замечали высокую частоту церебрального паралича и других детских заболеваний в районе Минаматы. В 1961 году ряд профессиональных медиков, в том числе Харада Масадзуми (позже удостоенный награды ООН за свои работы по болезни Минамата), приступил к повторному обследованию детей с церебральным параличом. Симптомы детей были очень похожи на симптомы взрослых пациентов с болезнью Минамата, но у многих их матерей симптомы не проявлялись.

Эти дети родились после изначальной вспышки болезни и никогда не ели заражённую рыбу, что убеждало матерей поверить в отсутствии связи между болезнью Минамата и состоянием детей. В то время медицинское сообщество считало, что плацента защищает плод от токсинов в кровотоке, что справедливо в случае большинства химических веществ. Однако в то время не было известно, что с метилртутью дело обстоит наоборот: плацента удаляет её из кровотока матери и концентрирует химическое вещество в организме плода.

После нескольких лет исследований и вскрытия двух детей врачи объявили, что эти дети страдают врождённой формой болезни Минамата. Сертификационный комитет 29 ноября 1962 года пришёл к выводу, что двое мёртвых и шестнадцать оставшихся в живых детей должны быть сертифицированы как заражённые болезнью Минамата и получать выплату от Chisso в соответствии с соглашением 1959 года.

В 1965 году вспышка болезни Минамата произошла вновь, только на этот раз вдоль бассейна реки Агано в префектуре Ниигата. Здесь болезнь была тоже связана со сбросом отходов, содержащих ртуть, в воды реки, а виновным считалось химическое производство компании Showa Denko. К 1966 году заболевание было распознано как болезнь Минамата.

Примерно в это же время заголовки японских газет пестрили упоминаниями двух других заболеваний, связанных с загрязнением окружающей среды. Жертвы астмы Ёккаити и болезни Итай-итай подавали иски против компаний, загрязняющих окружающую среду, в сентябре 1967 и марте 1968 годов соответственно. Вместе эти четыре болезни стали известны как «Четыре крупные болезни Японии, вызванные загрязнением окружающей среды».

Признание и компенсации

Через четыре месяца после того, как Chisso перестала производить ацетальдегид на заводе в Минамате, японское правительство официально признало причину болезни Минамата – химические отходы с производства Chisso. И хотя в тексте официального заявления было множество фактических ошибок о распространении и симптомах болезни, сам факт существования этого признания принёс некоторое облегчение семьям болевших. Теперь они решили сконцентрировать свои усилия на получении достойных компенсаций.

В период с 1969 по 1973 года происходила основная борьба за получение этих компенсаций. В свете официального заявления правительства члены «Общества взаимопомощи семей жертв болезни Минамата» попросили у Chisso новый договор о выплатах, однако компания предложила правительству создать комитет, который смог бы установить «честный» уровень компенсационных выплат жертвам эпидемии. Именно в это время в Японию приехал фотограф Юджин Смит, чей фоторепортаж, а затем и книга о событиях Минаматы привлекла внимание всего мира к этому небольшому городу. Больше об этом вы можете узнать в фильме 2020 года «Великий» (он же известен как «Минамата») с Джонни Деппом в главной роли.

Но вернёмся к предложению Chisso. Оно раскололо «Общество взаимопомощи», так как многие опасались доверять свою судьбу третьей стороне, как они сделали это в 1959 году с печальными результатами. На встрече 5 апреля 1969 года противоположные взгляды в «Обществе» не удалось согласовать, и организация разделилась на проарбитражную группу и судебную группу (которая решила подать в суд на компанию). Летом того же года Chisso разослала подарки семьям, которые предпочли арбитраж, а не судебный процесс.

Арбитражный комитет был учреждён Министерством здравоохранения, труда и благосостояния 25 апреля, но на разработку плана компенсации потребовался почти год. Согласно утечке информации в марте 1970 года, комитет собирался попросить Chisso выплатить только 2 миллиона иен (400 тысяч рублей) за умерших заболевших и от 140 до 200 тысяч иен (от 27,5 до 40 тысяч рублей) в год живым.

Арбитражная группа «Общества взаимопомощи» была встревожена предложенными суммами. Они обратились в комитет вместе с пациентами и сторонниками судебного процесса с просьбой о более справедливой сделке, однако арбитражный комитет всё равно объявил свой план с обозначенными выше суммами. Несмотря на это арбитражная группа пошла против своего обещания и вновь попросила о повышении выплат, на что комитет был вынужден согласиться.

Возможно, некоторые были довольны таким исходом, однако судебная группа «Общества взаимопомощи» настояла на своём и 14 июня 1969 года подала иск против Chisso в районный суд префектуры Кумамото. Лидер группы, Ватанабэ Эйдзо (бывший лидер «Общества взаимопомощи»), заявил: «С этого дня мы боремся против власти государства». Те, кто решил подать в суд на компанию, оказались под сильным давлением. Одну женщину директор Chisso посетил лично, а соседи продолжали беспокоить её на протяжении нескольких недель. Рыбацкая лодка её семьи использовалась без разрешения, их рыболовные сети были разрезаны, а на улице в женщину бросали человеческие фекалии.

Сопротивляясь подобному давлению, судебная группа продолжала бороться в суде на протяжении четырёх лет. С помощью нескольких групп сочувствующих, в которые входили юристы, профессоры медицины и жертвы остальных трёх «Крупных заболеваний, связанных с загрязнением окружающей среды», они смогли доказать производственную халатность Chisso.

Суд опрашивал жертв заболевания и их семьи, однако самые важные показания были получены от руководителей и сотрудников Chisso. Наиболее яркое свидетельство было получено от Хосокавы Хадзимэ, главного врача заводской больницы, который выступил 4 июля 1970 года со своей больничной койки, где он умирал от рака. Хосокава рассказал о своих экспериментах с кошками, в том числе с печально известным «котом №400», у которого развилась болезнь Минамата после того, как врачи специально поили его заводскими сточными водами, чтобы определить степень их токсичности. Он также говорил о своём несогласии с изменением маршрута отвода сточных вод до реки Минамата в 1958 году. Показания Хосокавы были поддержаны его коллегой, который также рассказал, как официальные лица Chisso приказали им прекратить эксперименты с кошками осенью 1959 года. Хосокава умер через три месяца после предоставления показаний.

Соглашение о «выплатах сочувствия» было признано недействительным, и Chisso было приказано предоставить семьям единовременные выплаты в размере 18 миллионов иен (4,7 миллионов рублей) за каждого умершего от болезни Минамата и от 16 до 18 миллионов иен (от 4,2 до 4,7 миллионов рублей) за каждого выжившего. Общая компенсация в размере 937 миллионов иен (примерно 241,7 миллионов рублей) была самой большой суммой, когда-либо назначенной японским судом.

Согласно данным японского правительства, около трёх тысяч человек было заражено болезнью Минамата, однако многие исследователи уверены в том, что критерии правительства очень строги и реальное количество заражённых намного больше. По сей день люди, поражённые болезнью Минамата, но не признанные таковыми официально, продолжают бороться за свои права, хотя их голоса постепенно угасают.

Источники: Very Well Health, Japan Medical Association, History vs Hollywood, Харада Масадзуми «Болезнь Минамата»

Смотрите также