Гомосексуальность в Японии – история вакасюдо и кагэма

1103  0

В «западном» обществе мужская гомосексуальность была очень долго стигматизирована, и многие люди до сих пор испытывают бесконтрольную неприязнь ко всему, что с ней связано. Однако подобный подход к гомосексуальности не исключителен, и в других обществах существует своя история отношений с данным феноменом. Сегодня мы рассмотрим Вакасюдо – «Путь юноши» и попробуем разобраться, почему в своё время в Японии отношения с молодыми мальчиками были более приемлемы, чем с женщинами.

Начать стоит с того, что на нашем сайте уже существует статья про феномен «бисёнэн» и его истоки, настоятельно рекомендуемая к прочтению. Там можно узнать про отношения японских буддийских монахов и их послушников, мы же остановимся более подробно на «кагэма», японских проститутах, и «вакасю», учениках самураев.

Самурай (справа) и вакасю (слева)

На протяжении многих веков в Японии межполовые отношения были строго регламентированы. Если кто-то из читателей интересовался дворцовой аристократической культурой, расцвет которой пришёлся на эпоху Хэйан (794 – 1185 гг.), он может быть осведомлён о том, что в те дремучие времена отношения между мужчиной и женщиной были довольно странными, если смотреть с позиции современного человека. Красота женщины зачастую определялась по тому, насколько она красиво пишет стихи, так как женщины жили отдельно от мужчин и мало с ними контактировали. Если такие встречи и состоялись, то они проходили без зрительного контакта вовсе: под покровом ночи кавалер приходил к покоям дамы и через ширму читал ей стихи. Были случаи, когда по ту сторону ширмы оказывались даже не женщины: искусных в стихах молодых принцев принимали за дам и начинали за ними ухаживать, читая им романтические стихи. 

Фрагмент свитка «Повести о Гэндзи», Гэндзи читает стихи возлюбленной

Таковы были отношения между мужчинами и женщинами при дворе.

Начиная с эпохи Камакура вместе с ростом влияния самурайских кланов возрастает значимость воинской культуры, в которой отношения между мужчинами и женщинами оказались сугубо конфуцианскими: муж и жена регулярно виделись, но нельзя утверждать, что они были близки по современным меркам. В основном всё выражение чувств снова сводилось к поэзии: писались стихи о том, как благородный муж и его верная жена стараются ради процветания своего дома и семьи. Другое дело – отношения с подопечным, которого взрослый воин обучает абсолютно всему: воинскому искусству, поэзии, каллиграфии, манерам и, как вы, возможно, догадались, «искусству любви». Это и есть «Вакасюдо» (若衆道 «Путь юноши»), явление, справедливо сравниваемое с древнегреческой «педерастией». Такие половые отношения (дансёку 男色) противопоставлялись женской любви, которая, по мнению воинов, «размягчала» настоящего мужчину. В XVII–XVIII веках было написано множество литературных произведений, восхваляющих красоту и доблесть юношей, следующих по пути Вакасю.

Самурай наблюдает, как два его «подопечных» играют в Го

Следующим этапом развития феномена гомосексуальности в Японии стало время ускоренной урбанизации в эпоху Эдо (1603–1868 гг.). С усилением влияния и увеличением материального состояния торговой прослойки купцы смогли позволить себе перенять некоторые явления из жизни воинского сословия. Таким образом гомосексуальность начала распространяться среди средних слоёв населения, перестав быть элементом элитарной культуры. Следовательно, вместе с популярностью гомосексуальности распространилась и её монетизация.

Актёры Кабуки, юноши, играющие женщин (оннагата), часто подрабатывали в борделях вне сцены. Также был распространён феномен кагэма ( 陰間 – букв. «тайная комната») – проституток-юношей, оказывающих услуги как мужчинам, так и женщинам. Обычно детей продавали в бордель бедные крестьяне или купцы, причин могло быть несколько: долги, нужда в деньгах, нехватка средств для того, чтобы прокормить много детей. Сами юноши, проданные в подобные заведения, следуя конфуцианскому учению, считали, что спасают семью от голодной смерти. Из борделя можно было выкупиться, например, дорогими подарками, которые проституты получали от своих клиентов. Сохранились данные о том, как проститутов также выкупали вдовы, унаследовавшие богатства своего дома. В Эдо писали короткие рассказы с юмористическими сюжетами о том, как бывший проститут приходит в дом своей новой жены, и его гоняют по всем домашним делам. Некоторые проституты после выкупа из борделя женились и начинали своё дело: торговлю или производство.

 
Обучение «искусству любви»

Однако не всем так «везло». Сохранились стихотворения конца эпохи Эдо о том, как грустный проститут, давно прошедший половозрелость и поэтому никому не нужный, идёт при свете луны с вязанкой хвороста ночью в бордель, где остался в качестве дворника, и размышляет о своей молодости, как он был красив и как его все желали.

После реставрации Мэйдзи в 1868 г. европейские традиции стремительно расползлись по Японии. Христианская парадигма, на которой была построена и светская жизнь, нанесла непереносимый удар по бизнесу мужской проституции, после чего она перестала считаться чем-то нормальным.

История гомосексуальности в Японии, по мнению автора этой статьи, во многом повлияла на современную массовую культуру Японии и её нынешнюю действительность. Если бы не закреплённый исторически лояльный взгляд на отношения между мужчинами, в том числе разных возрастов, на данный момент такие элементы массовой культуры, как бисёнэн, сётакон, бара, яой, сёнэн-ай и другие имели бы гораздо меньше популярности и места в современном японском медиа-пространстве.

Источники: Watanabe, Tsuneo. The Love of the Samurai: A Thousand Years of Japanese Homosexuality, Leupp, Gary P. Male Colors: The Construction of Homosexuality in Tokugawa Japan.

Смотрите также