Магические женские руки: история традиционных татуировок Окинавы

508  0

Окинава, бывшая когда-то самостоятельным королевством Рюкю, сейчас переживает бурный подъём в поиске культурных корней. Местные фолк-группы поют на забытых языках-диалектах, детей называют необычными для Японии именами, а на руках местных можно увидеть древние традиционные татуировки. Традиционные тату Окинавы на самом деле редкое зрелище, но последнее время этой части культуры уделяют всё больше внимания.

Примерно так выглядели традиционные татуировки Окинавы.

 

Такие татуировки носили только женщины. Они называются «хадзити». С начала эпохи Мэйдзи (1868—1912 год) японское правительство активно пыталось сделать из рюкюсцев «коренных японцев», верных подданных и достаточно репрезентативных граждан своего государства, которые не позорили бы Японию своими «допотопными племенными обычаями» перед цивилизованным Западом. Продвигалась идея «гомогенного» общества. С 1899 года на Окинаве запретили наносить традиционные татуировки. Впрочем, не все рюкюсцы проявили послушание. Сейчас следы этих украшений можно увидеть на руках пожилых дам. А ещё среди клиентов мастера Мим, которая владеет салоном Mim Drawing. В 2012 году она, работая терапевтом, случайно увидела на пожилой пациентке почти стёршуюся татуировку хадзити и заинтересовалась ими. Теперь она делает временные тату из глубин истории Рюкю в своём салоне.


До конца не ясно, когда эта традиция появилась и откуда пришла. Скорее всего, королевство Рюкю, активно участвовавшее в региональной торговле, подверглось влиянию Тайваня или более далёких островов Самоа и Палау.

К XVI веку, когда самураи из провинции Сацума захватили Рюкю, традиция уже была широко распространена на всех социальных уровнях. Интересно, что тонкие линии были характерны для татуировок простолюдинов, а толстые — для знатных женщин. Японские военные всё же находили эту традицию уродливой.

Принято считать, что женщины начинали процесс украшения своих рук татуировками с одиннадцати лет, и, когда у каждого пальца появлялся вытатуированный узор, они считались готовыми для замужества. Многие потом продолжали дополнять узоры на своих руках на тыльной стороне ладони и выше. Предполагается, что в определённый момент это стало модно и привычно, поэтому татуировки девушки наносили, не задумываясь об их сути.

Кто-то усматривает в этих татуировках только регрессивные смыслы, ассоциируя их с патриархатом и притеснениями женщин. А кто-то связывает историю их развития с ролью женщины в религиозных культах Окинавских островов.

Дело в том, что до того, как самураи сделали Рюкюсские острова своей вассальной территорией (пытаясь при этом остаться незамеченными для Китая, которому рюкюсцы давно платили дань), женщины здесь занимали высокое положение на религиозных постах и придворных должностях.

Почитаемые жрицы проводили самые главные ритуалы при дворе, а общины не обходились без жриц норо, носивших белые одежды. Шаманы и медиумы, которых можно было чаще найти в деревнях, тоже были женщинами и назывались юта. Интересно, что раньше и на основных японских островах женщины-жрицы, мико, занимали гораздо более высокое положение, чем сейчас.

Так сложилось потому, что в те времена женщины считались реинкарнированными воплощениями божественных сущностей и проводниками магических сил. Этот аспект спиритизма назывался онаригами.

Эта концепция отражается во многих обычаях и ритуалах Окинавы, в которых сестра обладает властью давать благословение брату на какие-либо поступки и начинания. Любая женщина, независимо от того, занимала ли она религиозный пост или нет, считалась проводником мистических сил. Братско-сестринские отношения таким образом тоже приобретали особенное значение.

С приходом самураев это положение дел начало меняться. Они действительно не хотели афишировать свою охоту за ресурсами и торговой прибылью островов Рюкю, но всё же, окольными путями, принуждали вводить изменения в культуре. При этом местным запрещалось носить японские имена и одежды, чтобы не вызвать подозрение у китайского правительства.

Женщинам стали запрещать занимать важные религиозные посты, и началось поощрение развития храмов и памятников буддизму и конфуцианским концепциям, в рамках которых права женщин ограничивались сильнее. Буддизм и конфуцианство были очень удобны тем, что пользовались популярностью и в Японии, и в Китае. Само же насаждение определённой культуры всегда было важным подчинительным инструментом.

Однако ни буддизм, ни конфуцианство не заработали повсеместной популярности. Вдалеке от столицы Наха религиозная традиция с женщиной во главе продолжала существовать, но медленно угасала. Когда Япония в эпоху Мэйдзи (1868—1912 год) официально сделала рюкюские острова частью своей страны, местные власти делали всё, чтобы стереть проблески местной культуры. После Второй мировой войны татуировки носило очень мало местных жителей, и они обычно прятали их, когда фотографировались.

На разных островных комплексах Рюкю сложились разные графические традиции хадзити. На территории Миякодзимы, например, часто встречаются такие значки как + и х. Они символизируют защиту.

 

Последнее время внимание к эстетике и традиции татуировок Рюкю возрастает. Ёсияма Морика, художница и фотограф, которая живёт на Окинаве, сделала себе перманентные татуировки-хадзити. 

Ли Тоноути, писатель и редактор, родившийся на Окинаве и выросший на Гавайях, и Лаура Кина, иллюстратор и педагог, которую занимает вопрос взаимодействия Американской и Азиатской и других межнациональных культур, опубликовали иллюстрированную книгу, посвящённую хадзити.

 

Окинавский префектуральный музей и Музей Искусств организовали выставку под названием «Хадзити Окинавы и туземные татуировки Тайваня – история и настоящее».


Источник: Unseen Japan

Смотрите также