Японки-солдаты. Быт и впечатления от службы

280  0

В Силах самообороны Японии трудятся свыше 240 тысяч служащих, среди которых немалую часть составляют женщины. Некоторые из них предпочитают работать в полевых условиях. Почитайте истории двух девушек — миномётчицы и труженицы из полка снабжения, в которых они рассказывают о трудностях, которые преодолевают, и о том, почему выбрали эту необычную профессию.

Тыловая работа — тоже нелёгкий труд

Исикава Юри служит на военной базе в токийском районе Нэрима. Она прикреплена к 1-му полку снабжения в составе 1-й дивизии Сил самообороны Японии.

«Считается, что Силы самообороны Японии (ССЯ) — всего лишь пограничники и спасатели. Но ведь даже их деятельность нужно обеспечить, организовать. Например, моя воинская часть занимается снабжением передовой: мы обслуживаем разнообразную военную технику и оборудование, так что работы невпроворот. Когда проходят учения, на нас лежит ответственность за то, чтобы у армии были достаточные запасы продовольствия: еды, воды для питья и купания, топлива для машин. А во время стихийных бедствий нас направляют в районы, отрезанные от электричества, водоснабжения и газа. На такие операции отправляют, конечно, не весь состав, а только подготовленные отряды.

Последствия проливных дождей

В первый раз на такую операцию я попала после года службы: в городе Дзёсо префектуры Ибараки сильные ливни нарушили инфраструктуру района. Я была совсем неопытной, потому пришлось во всём полагаться на старших товарищей. Зато уже на следующей спасательной операции в Кумамото мне удалось применить полученный ранее опыт на практике.

Из 100 человек в моей роте 16 — женщины. Нам часто приходится заниматься тяжёлым физическим трудом, и разница в силе между мужчинами и нами чувствуется. Но я не унываю, потому что вообще люблю физические нагрузки и стараюсь ни в чём не уступать парням.

Интересный факт: так как японская армия тесно сотрудничает с американской, у нас приняты обе системы измерения — дюймовая и сантиметровая. Поначалу было тяжело, иногда путалась, но сейчас привыкла.

Мне нравится получать положительные отзывы о своей работе: когда твои сослуживцы благодарят за обслуживание, чувствуешь, что хочешь и дальше радовать других своим трудом. То же и с помощью гражданам.

Служащие в армии женщины, как мне кажется, отлично подходят для работы с населением: на упомянутой спасательной операции в Кумамото, например, именно женщины-военные обращали внимание на такие бытовые аспекты, как удобства для пожилых, обустройство душевых и т.п.

Землетрясение 2011 года произошло, когда я училась в старшей школе. Я поняла, чем хочу заниматься в жизни, когда увидела благодарные лица граждан, которым помогали волонтёры. Эта природная катастрофа стала первой в моём сознательном возрасте — и тогда я твёрдо решила для себя, что хочу так же помогать людям. Мой выбор пал на Силы самообороны.

Детство я провела в окружении гор и рисовых полей. Я была очень активным ребёнком: любила футбол, бейсбол, до позднего вечера играла в прятки и салки. В средней школе я ходила на волейбол, но в старшей перешла в секцию стрельбы из лука. Мне очень понравились одеяния лучниц — хакама. Именно благодаря стрельбе из лука я привыкла к физическому труду, что теперь очень помогает на службе.

Сейчас, будучи взрослой, я поняла, что мне нравится ставить цели и достигать их. Одним из недавних таких вызовов для меня нежданно-негаданно стал английский язык. Дело в том, что мне часто приходится контактировать с американскими коллегами, и поначалу наше общение сводилось к жестикуляции. Думаю, привычку к саморазвитию нужно прививать с детства: так, сейчас я жалею, что в школе не учила английский прилежно. Совет для дорогих читателей: если есть возможность, занимайтесь саморазвитием!»

Японка-миномётчица

Ито Мидзуки — первая женщина-миномётчик в составе Сухопутных сил Самообороны за последние десять лет. Она служит в миномётном расчёте 20-го пехотного полка.

«Наш миномётный расчёт обслуживает 120-миллиметровое орудие. Мы оказываем огневую поддержку войскам на линии фронта. Я отвечаю за связь с пехотой и корректирую огонь батареи.

Честно говоря, после вступления в ССЯ я не знала, в каких войсках хочу служить. После общего трёхмесячного подготовительного курса в академии кадетов распределяют по разным войскам. Затем следуют ещё три месяца учёбы по специальности, и потом новобранцы наконец официально заступают на службу. Уже будучи членом миномётного расчёта, я получила дополнительное образование связиста.

Из-за того, что женщин относительно недавно начали принимать в нашу войсковую часть, подходящие мне обязанности ещё не оформлены окончательно: всё испытываем методом проб и ошибок. К одним видам деятельности женщин совсем не допускают, с другими обязанностями я физически не справляюсь. Иногда меня намеренно хотят обойти стороной, потому я сама вызываюсь добровольцем.

Сейчас мне 19 лет. В школе я подумывала над тем, чтобы поступить в полицейскую академию, но на мой окончательный выбор повлиял отец: когда я рассказала ему о планах на будущее, он познакомил меня с Силами самообороны. Отец предложил так послужить на благо родины — я согласилась.

У меня не было особых иллюзий по поводу солдатской жизни. Во время учёбы мы жили по 8 человек в комнате, постоянно общались, и тоски от жизни вдали от родных не было. Похоже на школьную поездку вместе с товарищами по спортивному клубу, но на более долгий срок. Некоторым не нравилось, некоторые даже плакали. Но к концу обучения кадеты окрепли и разъехались по своим частям уже закалёнными. Я до сих пор поддерживаю с ними связь.

Мои знакомые и родные впечатлены тем, что я стала солдатом. Это приятно, когда близкие поддерживают в твоих начинаниях. На спасательных миссиях нас благодарят за работу, что тоже прибавляет мотивации.

У нас нет времени на мысли о страхе, когда происходит стихийное бедствие: подъём по тревоге в два ночи, и уже через час мы летим на задание. Конечно, когда тебя отправляют в пекло, бывает не по себе, но нас специально готовят к тому, чтобы прийти на помощь в чрезвычайной ситуации».

Источник: 1, 2.



Смотрите также