Интервью с Каватой Ёсиаки. Готова ли Япония к новым потрясениям?

319  0

Почти 10 лет назад произошло землетрясение в Восточной Японии, которое привело к аварии на Фукусима-1. 25 лет назад подземные толчки разрушили город Кобе и унесли жизни 6 тысяч человек. Даже сейчас, во время эпидемии, Япония под угрозой: ожидается, что в ближайшие 30 лет острова накроет разрушительное землетрясение мощностью 8 баллов по шкале Рихтера. Почитайте интервью с Каватой Ёсиаки, который выступает за создание в Японии отдельного Министерства по защите от стихийных бедствий.

Кавата Ёсиаки (р. 1946 г.) – настоящий спец в своей области. Он глава Исследовательского Центра Общественной Безопасности, профессор двух университетов в Киото и исполнительный директор Института предотвращения катастроф. В 2007 году Кавата получил премию ООН имени Сасакавы за вклад в предотвращение ущерба от стихийных бедствий. Он также автор многочисленных работ по управлению в экстремальных условиях: «Цунами: построение общества, устойчивого к ударам стихии», «Потопленная Япония» и др.

– Как, по-вашему мнению, Япония справляется с кризисом?

– Прямо сейчас эпидемия коронавируса продолжает распространяться, и нам нужно её остановить. Тем не менее, локдаун и введение ограничений вроде «трёх мицу» (избегание тесных помещений, собраний людей и тесного контакта с другими гражданами – прим.пер.) – всё это методы прямиком из Средневековья. Правительство заявило: «Мы почти подошли к плато по числу заражённых. Дальше оно расти не будет». Я не мог поверить услышанному. Разве мы не должны были полностью предотвратить эпидемию? В общем, справляемся мы плохо. Раньше мы с подобным кризисом не сталкивались, потому эффективно противостоять ему не можем.

– То есть вы считаете, что государство полностью проиграло в войне с пандемией?

– Да. Сейчас уже очевидно, что мы не можем сдерживать распространение коронавируса. Теперь нам следует наблюдать за обстановкой в других развитых странах и задать себе вопрос: хорошо ли мы справились по сравнению с ними? Что нам нужно предпринять, чтобы всё-таки достичь успеха в борьбе с вирусом? На уровне правительства такого осознания ситуации нет: оно абсолютно не готово к постановке конкретных задач. Поздно разрабатывать план, которого придерживаются, когда число заражённых превышает определённую границу. Правильное поведение в подобной критической ситуации – это изменить систему здравоохранения так, чтобы заражение держалось на стабильно низком уровне. У нас таких мер не предприняли, что меня крайне огорчает. Нужно пробовать новые, инновационные методы. Нынешнее положение дел вынуждает идти ва-банк.

– В чём причина подобного провала?

– В каком-то смысле Япония – удачливая страна. Во Второй мировой войне мы потеряли целых 3 миллиона человек, однако внутренние конфликты были сравнительно малокровными: 30 тысяч погибло в Симабарском восстании 1637 года, всего 38 тысяч погибло в битве при Сэкигахара (1600 г.) – крупнейшем сражении в японский истории. А теперь сравните это с миллионом погибших французов во время революционных войн или с Гражданской войной в США, в которой погибло 900 тысяч человек. Разница колоссальна. Япония никогда не имела дела с национальными кризисами такого масштаба.

– Есть ли в мире организации, которые Япония может взять за образец для подражания?

– Я считаю, что таким образцом может стать американский Центр по контролю и профилактике заболеваний (CDC), который ответственен за обстановку с коронавирусом в Штатах. Я был в их главном офисе в Атланте: в Центре работает 18 тысяч сотрудников, а его бюджет составляет примерно 12 миллиардов долларов (ок. 900 млрд. рублей – прим.пер.). Нынешняя ситуация в США – это не просчёт CDC, а результат того, что президент Трамп и его администрация не прислушались к советам Центра.

CDC является одновременно и частной, и государственной компанией. Это означает, что США в чрезвычайных ситуациях полагается не только на CDC. Возьмите, к примеру, Национальное управление океанических и атмосферных исследований (NOAA): при приближении урагана оно ведёт мониторинг аккаунтов соцсетей граждан, чтобы точнее определить, куда торнадо направляется. По постам в Facebook и других платформах специалисты могут понять, что прямо сейчас беспокоит граждан. Так Национальное управление следит за актуальной обстановкой, что позволяет ему своевременно реагировать на угрозу.

Основная задача при ЧС – это своевременное реагирование, а не разбор её последствий в высоких кабинетах.

«Глаз» урагана «Катрина» приближается к США, снимок из космоса

– И поэтому вы выступаете за создание в Японии Министерства по защите от стихийных бедствий?

– Я хотел бы видеть у нас нечто похожее на американское Федеральное агентство по управлению в чрезвычайных ситуациях (FEMA). FEMA готово к противодействию 15 типам ЧС, у них есть отлаженный порядок взаимодействия с системой здравоохранения и другими органами. Министерство здравоохранения и социальных служб США действует под присмотром FEMA и тесно сотрудничает с исследовательскими центрами, изучающими инфекционные заболевания. FEMA имеет свой бюджет в 94 млрд. долларов (ок. 700 млрд. рублей), и оно вправе выделять эти деньги обеим организациям, чтобы те пользовались ими на своё усмотрение. В Японии такого нет: весь бюджет контролирует Министерство Финансов, и существуют строгие ограничения на выдачу денег.

Бывший президент США Дональд Трамп на фоне герба FEMA

Бюрократическая машина просто стоит на пути спасения человеческих жизней. В США, если президент объявляет режим чрезвычайной ситуации, FEMA незамедлительно начинает выделять гранты. Траты агентства покрывает федеральный бюджет. Возможность быстро перемещать денежные потоки жизненно важна в кризисной обстановке. Конечно, я не считаю систему FEMA идеалом: в истории этого агентства есть неудачи. Но они помогли улучшить его до того состояния, в котором оно находится сейчас. Потому я выступаю за то, чтобы Япония переняла устройство этой организации и начала постепенно улучшать его под свои нужды. У нас нет необходимости изобретать велосипед заново.

Последствия землетрясения в Кобе, 1995 год

– Какой опыт можно извлечь из бедствий, которые происходили в Японии в прошлом?

– 11 марта исполнится 10 лет со дня Великого восточно-японского землетрясения и аварии на Фукусима-1. К сожалению, даже катастрофа не всегда может изменить консервативное отношение к строительству. Возьмём, к примеру, работы по восстановлению города Рикудзэнтаката в префектуре Ивате: наш Центр предложил залить искусственный бетонный фундамент под город так, чтобы он смог выстоять перед волной цунами 18-метровой высоты. В образованном под городом резервуаре было бы возможно хранить неприкосновенный запас воды. Однако правительство решило использовать старый метод и в качестве фундамента взяли обычную почву, что значительно увеличило сроки застройки. Теперь у города проблема другого толка: только треть бывших жителей Рикудзэнтаката вернулась домой. Всё могло бы пойти по-другому, если бы наше предложение приняли и быстро залили всё бетоном.

Вид на восстановительные работы в Рикудзэнтаката

Прозвучит странно, но природное бедствие – это шанс начать всё сначала. Перепланировка района Нагата в Кобе ранее была неразрешимой проблемой. Затем произошло землетрясение, и проблема мигом разрешилась. Те районы, которые были готовы к удару стихии, выстояли, а неподготовленные – разрушились сами.

– Чему мы научились после Великого восточно-японского землетрясения?

– Прямо сейчас по заказу правительства Исследовательский институт в Хёго осуществляет проект по восстановлению Восточной Японии после землетрясения. Правительство поддерживает исследования, потому что они могут помочь, когда случится новая встряска. С 2011 года было начато 672 проекта по перестройке: ожидается, что по итогу все постройки смогут выстоять, если землетрясение произойдёт в Нанкайском желобе или прямо под столицей. Например, после землетрясения 2016 года в городе Кумамото перестроили торговый район Кэнгун. Его восстановили с помощью наработок, полученных после Восточно-японского землетрясения.

Сейсмоустойчивые небоскрёбы Японии во время землетрясения

Мы хотим, чтобы урок, полученный 3 марта 2011 года, не пропал даром. Прямо сейчас ведётся дискуссия о лучших практиках, которые можно будет ввести в самых разных сферах жизни: все их мы представим региональным администрациям уже в марте 2021 года.

– Сможет ли Министерство по защите от стихийных бедствий накапливать подобный опыт?

– Да. Если Министерство всё-таки создадут. Сейчас у правительства нет заготовленных планов на случай крупных катастроф. Приведу вам наглядный пример того, как важно применять опыт прошлых землетрясений: я внимательно изучил последствия землетрясения в Кобе. Затем, в 2004 году, когда случилось землетрясение в Ниигате, я предложил тогдашнему губернатору префектуры обустроить пустующие дома и многоэтажки, чтобы временно расселить в них лишившихся крова горожан. Строить полноценное жилье было некогда: приближалась зима. Тогда мы расселили всего 470 человек.

Пострадавшие от землетрясения в префектуре Ниигата, 2004 год

Администрация прибегла к этой тактике и в 2011 году: на этот раз оперативно расселить удалось 86 тысяч пострадавших. Заготовленное для чрезвычайных ситуаций жильё пришлось как никогда кстати в день того землетрясения. Это один из ярких примеров успешной массовой эвакуации населения.

– Как же нам лучше всего подготовиться к будущим природным катастрофам?

– За последние двадцать лет в Японии сменилось 28 министров по чрезвычайным ситуациям. Работа на этом посту и так крайне тяжелая, потому я считаю, что нет смысла на ровном месте брать и создавать новое Министерство, что к тому же не на руку Министерству Финансов. Для начала подойдёт и обычный департамент, который мы будем постепенно развивать. Сейчас я ратую за реорганизацию Министерства по восстановлению (создано после землетрясения в 2011 году — прим.пер.) в орган, который будет способен быстро реагировать на угрозу, а не только разгребать её последствия.

Последствия землетрясения и цунами в регионе Тохоку, 2011 год
Великое восточно-японское землетрясение и наводнение 2011 года

Чем же будет заниматься Министерство по защите от стихийных бедствий? Во-первых, оно возьмёт на себя инициативу и будет самостоятельно управлять своим бюджетом. Одна из нынешних проблем – закостенелое мышление правительства, которое желает лишь сохранить всё как прежде. И даже растущая угроза землетрясения в Нанкайском желобе не способна их расшевелить. То есть в Японии это работает таким образом: пока беда не случится, никого она не волнует. Правительство отказывается инвестировать в долгосрочные проекты, которые не принесут результата в ближайшие сроки. Нет выработанной национальной позиции: как страна будет вести себя в экстренной ситуации.

Мы должны ставить перед собой конкретные задачи. Общество постоянно меняется, и испытания, которые нам предстоит преодолеть, непредсказуемы, и мы должны учитывать это. Министерство по защите от стихийных бедствий будет основано на этом принципе. Досадно, если мы не сможем сохранить и передать опыт, полученный после землетрясений в Кобе, в Восточной Японии, Кумамото, многочисленных наводнений и других ударов стихий.

Источник: nippon.com

Смотрите также