В мире лаковых изделий: молодые мастера в традиционных искусствах

3162  0

Что движет молодыми японцами, которые предпочитают «обычной» работе погружение в традиционные искусства Японии? Как приходит желание посвятить себя кропотливому ручному труду, на освоение которого уходят годы? Своим опытом делится девушка Нодзоми, год назад вошедшая в «мир ремесленников» и начавшая свой путь как мастер лаковых изделий.

В городе Сабаэ, префектура Фукуи, находится компания «Сицуриндо», где производят лакированную посуду. Идеально глянцевые поверхности, насыщенные цвета, долговечность – это то, благодаря чему изделия уруси (漆, лакированные изделия) высоко ценятся в Японии

Симада Нодзоми, родившаяся и выросшая в Токио, влюбилась в эту посуду с первого взгляда и теперь, в свои двадцать с небольшим, набирается опыта в качестве мастера-лакировщика. «Я интересовалась вещами, сделанными своими руками, с раннего возраста», – говорит она.

«В детстве мне больше нравилось сидеть дома, чем играть на улице, нравилось делать рождественские открытки и всякие мелочи для своих друзей и членов семьи. Вот таким ребёнком я была», – так Нодзоми начинает свой рассказ.

Девушке хотелось продолжать делать что-то своими руками, и поэтому, став старше, она пошла учиться на мастера по металлу. «Было весело, но я никак не могла погрузиться в свою будущую профессию. Как раз в то время в музее, куда я ходила на стажировку в старшей школе, я наткнулась на «Неизвестный объект» (未知の物体 мити-но буттаи). Это работа современного мастера – большое чёрное панно с росписью золотом и серебром».

Тогда Нодзоми подумала: «Очень красиво. Но из чего это сделано?». В графе «материалы» рядом с панно был написан иероглиф 漆 уруси. «Для меня, обычной старшеклассницы родом из столицы, это слово ни о чём не говорило. Для меня было сюрпризом, что наши миски и чаши – это лакированная посуда».

«Я не представляла себе, что такое лак уруси. И мне захотелось узнать больше о том, чего я не знаю. А ещё я хотела попробовать пожить одной, отдельно от родителей. Эти два желания вдохновили меня на то, чтобы поступить в Киотоский колледж традиционных ремёсел».

Когда Нодзоми приступила к своей дипломной работе, она окончательно убедилась в том, что она хочет и может работать с лаком. Однако найти идеальную работу оказалось непросто: «Почему-то мысль пойти в подмастерье к мастерам Киото или Вадзимы (город в префектуре Исикава) не казалась мне правильной. И я решила вернуться в Токио».

Нодзоми провела два года, подрабатывая в книжном магазине, но не прекращала искать более подходящую работу. Однажды она случайно заглянула в какой-то магазин – и была шокирована увиденным: «Там была выставлена красочная лакированная посуда, подобной которой я никогда не видела раньше».

Нодзоми признаётся, что она очарована свойствами лака как красителя и его потенциалом. «Лак, который я изготовила для своей дипломной работы, тоже был ярким – синим и розовым. Я всегда думала о том, что мне хочется добавить больше красок в повседневную жизнь». И такая возможность неожиданно оказалась прямо передо Нодзоми. Производителем лакированной посуды, так поразившей девушку, оказалась компания «Сицуриндо» из префектуры Фукуи.

И Нодзоми поняла, что хочет работать именно там.

Через несколько дней девушка набрала нужный номер и спросила, принимает ли компания новых сотрудников. «Я решила, что если мне откажут, то я завяжу с лаком и постараюсь заняться более полезной для общества работой». К удивлению девушки, на её звонок ответил исполнительный директор компании. Он сказал, что они не размещали никаких объявлений о приёме на работу. «Тем не менее, оказалось, что им как раз требовалась новая кровь. И я пришлась как нельзя кстати», – смеётся Нодзоми.

Три месяца спустя её приняли, ещё месяц ушёл на поиск жилья и переезд поближе к месту производства, и затем Нодзоми была готова к работе. «Я не имела ничего против переезда. Чтобы работать там, я бы переехала куда угодно. Настолько я была воодушевлена». Вот таким неожиданным образом начался путь Нодзоми как ремесленника.

«В мире лака часто говорят, что три года уходит на то, чтобы научиться готовить изделие к лакировке, и десять лет – на то, чтобы познать саму лакировку. Но мне разрешили взять в руки кисть уже через несколько месяцев». Нодзоми признаётся, что ей доверяют ещё не все этапы изготовления лакированных изделий. «Хотя, конечно, бывают времена, когда производство слишком загружено, и тогда мне как подмастерью приходится схватывать всё быстрее».

«Заниматься лакировкой очень приятно, и это совсем не надоедает. Но иногда я могу загрустить. Я пока не научилась так осторожно применять силу и управлять своими мускулами при работе с лаком, о чём мне постоянно приходится напоминать самой себе», – рассказывает Нодзоми, – «Вот здесь я сделала не очень хорошо. В следующий раз хочу сделать по-другому. Может показаться, что я делаю одно и то же, но это не так. Каждый раз, когда я работаю с новым предметом, я делаю какое-то открытие для себя. Это трудно и интересно одновременно».

С благодарностью в глазах Нодзоми рассказывает, как дружелюбно к ней относятся: «На меня никогда не кричали. Моё обучение больше похоже на обучение обычного офисного работника, чем на взаимодействие между мастером и учеником, как в древности. Я занимаюсь любимым делом в по-настоящему приятном окружении. Я безгранично благодарна за это».

По словам Нодзоми, в компании она чувствует себя скорее членом семьи, нежели работником. Управляющий помогал ей с поиском жилья, а его жена часто делится с Нодзоми овощами и угощает её. «Здесь люди очень чутко относятся к окружающим. Если кому-то нужна помощь, они без колебаний протягивают руку. Здесь это естественно – как-то незаметно и я сама начала разговаривать с соседями», – улыбается Нодзоми.

Но разве не возникло сложностей у девушки, родившейся и выросшей в Токио, при переезде в провинцию? «Думаю, здесь этого стараются не замечать. Местные жители заботятся обо мне. Деревенские понимают городских гораздо лучше, чем мы думаем, поэтому мы смогли построить хорошие отношения», – отвечает Нодзоми.

Нодзоми чувствует привязанность к лакированной посуде как к предмету быта. «Финальный штрих в работе над лакированным изделием – провести по нему ладонью, чтобы придать поверхности глянцевый вид. Чем больше вы к ней прикасаетесь, тем более гладкой становится текстура. Поэтому вместо того, чтобы смотреть на лакированную посуду как на произведение искусства, мне хочется как можно активнее использовать её в своей повседневной жизни». Нодзоми несколько раз повторяет «активнее использовать». Эти слова лучше всего передают её желание изменить современный образ лакированных изделий.

«Чувствуешь ли ты, что живёшь как ремесленник?» – это последний вопрос, на который предстоит ответить Нодзоми.

После нескольких секунд молчания она произносит: «Есть ещё столько вещей, которые я хочу и могу сделать. Наверное, мне потребуется ещё немного времени, чтобы понять, что я хочу делать в будущем. Потому что это сложная работа, и одной готовности недостаточно. Но будет здорово однажды начать работать самостоятельно». Нодзоми добавляет: «Старшие мастера – добросовестные ремесленники. Я и дальше буду набираться у них опыта и становиться всё искуснее». Как и лаковые изделия, которые мечтает делать Нодзоми. 

Источник: nakagawa-masashichi.jp

Смотрите также