Место казни Кодзукаппара: куда никто не хотел бы попасть

1562  0

Аренда здесь дешёвая, а улицы удивительно тихие для такого мегаполиса, как Токио. И дело не в том, что это отдалённые спальные районы, а в том, что всего пару сотен лет назад здесь находились места казни. В эпоху Эдо от названия «Кодзукаппара» у горожан пробегали мурашки, и даже сегодня этот район сложно назвать популярным и оживлённым. Заглянем в прошлое этого места, жуткое и кровавое, словно сошедшее со страниц сценария к хоррору.

Ни один крупный средневековый город не мог обойтись без своего места казни, и столица Японии, носившая до 1868 года название Эдо, не стала исключением.

Традиционно места казни располагались за чертой города. Считалось, что «нечистые» занятия, такие как забой скота, обработка шкур и кожи, а также исполнение приговоров следует проводить за пределами городов, чтобы сохранить населённые пункты «чистыми» — с ритуальной точки зрения.

Эдо мог похвастаться сразу тремя крупными местами казни — Судзугамори (鈴ヶ森), Тэмма-тё (伝馬町), Кодзукаппара (小塚原).

Судзугамори находился дальше всего от центра тогдашнего Эдо, почти у Токийского залива, Тэмма-тё — у самого центра, а Кодзукаппара занимала место посередине. Каждое из мест казни располагалось рядом с одной из главных дорог, соединяющих столицу с другими провинциями. Судзугамори соседствовал с Токайдо, Тэмма-тё занимал место недалеко от Нихонбаси, сердца столицы, а Кодзукаппара находился между дорогами Никкокайдо и Осюкайдо. Такое расположение имело стратегическое значение и служило суровым напоминанием для всех тех, кто входил в город или покидал его, что сёгунат имеет власть вершить судьбы, казнить и миловать.

У всех трёх мест казни было схожее устройство, но мы остановимся подробнее на Кодзукаппаре. Кодзукаппара и сегодня остаётся довольно узнаваемой и запоминающейся локацией, во многом благодаря трёхметровому изваянию буддийского божества, которое возвышалось рядом с местом казни и было последним, что видели приговорённые перед смертью.


Пугающий район

Кодзукаппара находилась «в эксплуатации» в период с 1651 по 1873 год и была довольно оживлённым, каким бы неуместным ни казалось это слово, местом: по оценкам исследователей, здесь было казнено от 100 000 до 200 000 человек. Нехитрая математика подсказывает, что, чтобы достичь таких показателей, в Кадзукаппаре должно было происходить около двух смертей в день каждый день на протяжении 222 лет.

Район вокруг Кодзукаппары имел, что неудивительно, неважную репутацию. Место казни сложно поддерживать в чистоте, но в случае с Кодзукаппарой, похоже, никто ни разу и не задумывался об этом — тела казнённых здесь не кремировали, что шло вразрез с японскими традициями, а просто сбрасывали в ямы, наскоро выкопанные здесь же. К ямам регулярно стягивались бездомные собаки и прочие животные, не отличавшиеся изысканными вкусами, выкапывали трупы и растаскивали их по всей округе. В жаркие летние дни находиться неподалёку от Кодзукаппары было невыносимо.

В таком виде к местам казни доставляли наиболее опасных преступников (The Pictorial Book on the Penal Affairs of the Tokugawa Government)


Этот прекрасный японский язык

Если само название «Кодзукаппара» кажется обычным безобидным топонимом, не слишком подходящим жуткому месту казни, то названия ближайших улиц и достопримечательностей спешат исправить это недоразумение. Улица, на которой выставлялись на всеобщее обозрение головы казнённых, а иногда и тела целиком, носила красноречивое название 骨通り (Коцу-доори) — «улица костей». Саму Кодзукаппару тоже иногда называли «Коцукаппара» или «Коцугахара», имея в виду всё тот же иероглиф 骨 кость. Разумеется, официальными эти кровожадные названия не были, но в лексиконе местных жители некоторые из них закрепились надолго и до сих пор используются.

Видите остановку с названием Kotsudori? Иероглифа 骨 теперь избегают, предпочитая записывать название при помощи менее конкретной азбуки — コツ通り

Как будто улицы костей по соседству с местом казни было мало, ближайший к Кодзукаппаре мост получил название 泪橋 (Намидабаси) — «мост слёз». Он пересекал реку Омоигава и служил местом для последнего прощания с приговорёнными.


Казнённые и казнившие

Излюбленным способом казни в эпоху Эдо было обезглавливание, но и без него у палачей было из чего выбирать. Пытки не были редкостью, и до казни осуждённым ещё предстояло дожить. Запереть приговорённого в коробке, оставив торчать только голову, привезти коробку в центр Эдо и поставить там на пару дней, чтобы местные жители могли выразить преступнику своё презрение по полной — довольно популярный вариант пытки того времени. Распятие, кипячение и сжигание заживо применялись не так часто, но и после смерти телам казнённых приходилось вынести некоторые унижения — перед тем, как скинуть в общую яму, их выставляли напоказ на той самой Коцу-доори. Некоторые особо везучие покойники так и не попадали в могилу, а использовались для изучения анатомии японскими медиками.

Исполнение приговора (The Pictorial Book on the Penal Affairs of the Tokugawa Government)

Если судьба приговорённых и закончивших свой путь в Кодзукаппаре кажется вам, мягко говоря, незавидной, то стоит обратить своё внимание и на тех, кто исполнял приговоры — нельзя сказать, что им повезло сильно больше.

Казнь, как мы уже выяснили, считалась делом нечистым и скверным, но кто-то же должен был заниматься грязной работой. Этими «кто-то» были эта (穢多, букв. «много грязи, скверны») — люди из касты неприкасаемых, вынужденные проживать отдельно от всего остального общества и заниматься тем, чем «нормальные люди» никогда не стали бы.

Все рабочие места в Кодзукаппаре занимали именно эта, и населяли окружаюший место казни район тоже они, что отпугивало от него других горожан — никому не хотелось соваться в гетто. Эта долгие века, даже после отмены японской кастовой системы, подвергались стигматизации, и после закрытия места казни в Кодзукаппаре в эпоху Мэйдзи (1868—1912 гг.) район не пользовался большой популярностью во многом и из-за предрассудков, связанных с эта и их потомками.


Кубикири Дзидзо

Своеобразным символом Кодзукаппары является статуя буддийского божества Дзидзо. Он был построен в 1741 году, чтобы приглядывать за душами казнённых, и получил имя 首切地蔵 (Кубикири Дзидзо), где «кубикири» — это «обезглавливание». Считается, что Дзидзо был последним, что приговорённые видели в этом мире. Сложно сказать, насколько вид божества облегчал их участь, но статуя стала прочно ассоциироваться с Кодзукаппарой и после закрытия места казни осталось там как напоминание о прошлом.

Кубикири Дзидзо (фото Dennis A. Amith)

Кубикири Дзидзо оставался на своём месте более двухсот лет, пока статуя не была сломана во время землетрясения 2011 года. К счастью, Дзидзо восстановили, и район не лишился своего узнаваемого символа. 

Сегодня место казни эпохи Эдо представляет собой тихий район между транспортными линиями Дзёбан и Хибия. Кроме восстановленного Кубикири Дзидзо, небольшого мемориала и пары буддийских храмов, построенных когда-то с целью заботиться о душах казнённых (в одном из них, кстати, хранится меч одного из палачей Кодзукаппары), мало что напоминает о происходивших здесь ужасах. Правда, от местных можно услышать, что на железнодорожных путях, проходящих прямо над бывшим местом казни, поезда часто ломаются и будто сами собой притормаживают.


Источники: 1, 2, 3

Смотрите также