Гордость и предубеждение: кто в Японии ест китов и сколько это стоит государству

1437  0

Отбивные из китового мяса обладают ностальгическим вкусом для многих японцев, родившихся в первые послевоенные десятилетия, в эпоху, когда китятина подавалась в школьных столовых. Сейчас в рамках движений за улучшение экологии такое массовое потребление китового мяса недопустимо, но Япония активно продолжает конфликтовать с экологическими организациями и некоторыми странами за право охотиться на китов. Вот только зачем? Что даёт экономике этот промысел и насколько японцы любят китовое мясо?

История китобойного промысла в Японии

На протяжении всей истории Японии так или иначе велась добыча китов. В эпоху Эдо это происходило относительно активно, если сравнивать с предыдущими столетиями. Но китобойство всё же никогда не было массовым и тем более жизненно необходимым промыслом до XX века.

Примерно так выглядела охота на китов в эпоху Эдо

Япония стала членом Международной комиссии по промыслу китов в середине прошлого века. Когда в 1986 году комиссия ввела запрет на коммерческую ловлю китовых, Япония, хоть и согласилась под давлением Соединённых Штатов, но всячески обходила его. Договорённости не запрещали ловлю китов в научных целях и также продажу мяса китов после «исследований». Но всё же японские корабли вылавливали и продавали слишком больше количество особей, а научные выводы при этом не представляли особой ценности. Япония явно нарушала договорённости. По этому поводу она проиграла суд Австралии в Гаагском суде в 2014 году, и ей запретили вести ловлю китов в Антарктике.

В итоге в 2019 году Япония вышла из сообщества и объявила о том, что будет открыто вести коммерческую ловлю китов. В новостях тогда часто можно было прочесть, что сами японцы приняли это очень восторженно.

И это очень интересный момент, потому что потребление китового мяса сейчас в Японии низко, как никогда. Если в 1960-е годовое потребление оценивалось в 230 000 тонн, то теперь оно составляет примерно 3 000 тонн.

Кто не может жить без китового мяса в Японии

Многие молодые японцы не пробовали китовое мясо и не стремятся им питаться. Курица и свинина сейчас — более распространённые источники животного белка.

В то же время для учеников средних школ могут устраиваться лекции о том, что китовое мясо — традиционный продукт рациона японцев, и что оно — часть национальной кухни и культуры.

Налицо явные противоречия в том, какое значение должна иметь ловля китов и какое место она занимает в жизни японцев по факту.

Такада Хисаё, представитель Гринписа в Японии, предполагает, что шумиха, которую поднимает японское правительство вокруг китобойного промысла, призвана играть на эмоциях избирателей. Она вызывает сентиментальные чувства и гордость за отстаивание уникальных культурных традиций родной страны, а также создаёт иллюзию экономической важности промысла.

Такада также отмечает, что есть более серьёзные проблемы, чем ловля китов, и что в адекватном исполнении она может не нанести вреда популяции, но стоит учитывать, что поддержка не очень нужного населению промысла осуществляется в том числе и на деньги налогоплательщиков.

В послевоенные годы китовое мясо действительно было самым главным белковым продуктом в рационе среднестатистического японца. В условиях кризиса, нехватки продовольствия и неразвитого животноводства оно спасало положение. В 70-е даже в школьных столовых очень часто подавалось мясо кита, обжаренное в панировке. Но сейчас положение изменилось. Мясо этих млекопитающих как предмет национальной кухни и древней культурной традиции могут воспринимать разве что люди, которые жили в пору, когда китятина действительно была одним из самых распространённых продуктов.

 
Типичный школьный завтрак 50-х с мясом кита

Сколько обед из китятины стоит государству

В период, когда Япония добывала китовое мясо под маской «научных исследований», государство могло тратить по 46 млн долларов ежегодно на поддержку промысла субсидиями и т.п. При этом ценность добытого улова составляла от трети до половины этой суммы. То есть охота на китов не имела экономической ценности и даже была убыточна.

В период пандемии правительству пришлось поддерживать китобойный промысел, как и многие другие отрасли экономики, искусственно, субсидиями. Спрос сильно упал в этом году, но это не большая неожиданность. Ещё в 2019 году случалось, что продавцам приходилось снижать цены на китятину, чтобы распродать мясо быстрее, потому что естественного спроса не хватало.

Мясо китов вот уже год можно совершенно легально продавать сразу после улова, теперь не обязательно везти его в IWC на исследования. То есть сейчас можно купить свежее, не подвергавшееся заморозке мясо кита, которое к тому же идеально подойдёт для сасими. Но даже несмотря на это, цены на китятину упали в июне этого года чуть ли не на половину.

Всплеска спроса, который ожидало правительсвто после выхода из Международной комиссии по промыслу китов, не случалось за весь год. Из-за коронавируса он даже снизился, ведь люди стали меньше питаться вне дома и рестораны ограничили свою деятельность, а покупать китятину и готовить самим японцам уже непривычно.

Члены правительства и бизнесмены заявляют, что спрос на китовое мясо обязательно поднимется и что промысел принесет большую пользу экономике, но в это верится очень слабо. Многие публицисты, заинтересованные в этом вопросе, предполагают, что разговоры вокруг «традиционной» охоты на китов и национальной культуры — театральное представление для избирателей и повод для тирад о том, что Запад подавляет Японские традиции. 

Памятники в изображением китов в Тайдзи, префектура Вакаяма. Это один из регионов, который Япония включает в перечень исторических охотников на китов.

Тенденция сводить критику китобойного промысла со стороны других держав к ущемлению японцев наметилась уже давно и до сих пор имеет место быть.

Так, ещё в нулевых публиковались книги и статьи о том, что добыча китов — культурная традиция японцев и часть их национальной идентичности. Таким автором был, например, политик Комацу Масаяки. В книге «Кудзира-то нихондзин» («Киты и японцы») он указывал на то, что европейцы принижают японские традиции и называют их варварскими, в то время как сами едят и выбрасывают мясо других млекопитающих. Этот же политик высказывался о том, что вопрос ловли китов — это противостояние поедателей мяса (Запада) и рыбы (Японии). Вектор этих рассуждений подхватывали многочисленные журналисты и писатели. Хоть наиболее ярко это проявлялось около двадцати лет назад, многие взрослые японцы, скорее всего, продолжают рассуждать в рамках таких националистических идей. Интересно, что такой подход всячески игнорирует то, что другие страны, промышляющие ловлей китов, как, например, Норвегия, тоже подвергаются серьёзной критике. 


Источники:

The Economist

The New York Times

Nippon.com

WDC

"Why Japan supports whaling" by Keiko Hirata


Смотрите также