Токийский бар, в котором никто не говорит

1463  0

Сегодня мы предлагаем вам ненадолго отвлечься от суеты будней и отправиться в один маленький бар в Кабуки-тё. Среди ярких огней весёлого квартала спрятался тихий оазис, где всё, что вы можете услышать, — это скрип карандаша о бумагу. Ведь здесь единственный способ перекинуться парой слов с барменом или со своим компаньоном — при помощи письма. Что кроется за этим странным правилом — желание обезопасить клиентов в разгар эпидемии или нечто большое?

Бар Decameron (デカメロン), недавно открывшийся в Кабуки-тё, самом оживлённом квартале красных фонарей, привлекает многих самой своей концепцией. 

Decameron, позиционирующийся как «книжное кафе и бар», получил своё название от одноимённого собрания новелл итальянского писателя XIV века Джованни Боккаччо, и это неслучайно. По сюжету произведения Боккаччо десять благородных юношей и девушек покидают охваченную чумой Флоренцию, чтобы оградить себя от болезни и упадничества, царящих в городе, на загородной вилле. Ничего не напоминает?

В Кабуки-тё тысячи баров, но это место привлекает внимание по очень конкретной причине: здесь никто не говорит. Вместо того, чтобы перекинуться парой слов с барменом и отправиться болтать с другими посетителями, клиенты этого маленького бара вынуждены общаться, используя только письмо.

В разгар коронавирусной инфекции правительство Японии объявило Кабуки-тё одним из самых опасных мест в Токио с точки зрения вероятности заражения. Несложно догадаться, что после этого заведениям весёлого квартала пришлось несладко — количество клиентов сократилось в разы. Помимо этого, всем заведениям было рекомендовано сократить количество рабочих часов, что только усложнило ситуацию. Пожалуй, более неподходящее время для открытия нового бара сложно придумать, и тем не менее, 22 июля Decameron официально открылся. Концепция бара исключительно с письменной системой общения была призвана уменьшить беспокойство клиентов относительно проведения досуга в тесном замкнутом пространстве.

Ряд баров Кабуки-тё был вынужден закрыться из-за сложностей, вызванных пандемией, но здесь, в Decameron, всё тихо — в хорошем смысле слова. Большая лампочка над барной стойкой приветственно мигает посетителям этого крошечного бара, в задней части которого спряталась маленькая кухня и доска с наименованиями доступных напитков.

В Decameron можно заказать пиво, вино, кофе, мохито или, например, коктейль «Негрони». Стоимость каждого напитка составляет 1000 иен (≈700 руб.), но сперва нужно заплатить плату за вход в 500 иен (≈350 руб.). Эти цены могут показаться достаточно высокими по сравнению с другими ночными заведениями Токио, но для бара в Кабуки-тё это стандартный прайс.

В отличие от других баров в округе, на стойке Decameron вас встретят несколько блокнотов, в которых клиенты пишут свои заказы. Они же являются единственной возможностью поболтать с барменом, если есть такое желание.

Использование в Decameron письменной системы как единственной формы коммуникации имеет две причины. Первая очевидна и объясняется мерами против распространения коронавирусной инфекции. Вторая же более философская: персонал Decameron предлагает своим посетителям возможность взглянуть по-другому на то, каким образом они строят общение.

Чтобы понять, что именно пытается донести Decameron до своих клиентов, в необычный бар отправился репортёр сайта SoraNews24 г-н Сато.

Как только г-н Сато зашёл в бар, у него завязалась письменная беседа с барменом Киё. Г-н Сато и Киё использовали блокноты (каждому достался свой собственный) и карандаши, чтобы делиться своими мыслями. Единственными звуками, сопровождавшими беседу, были скрип карандаша о бумагу и низкое жужжание холодильника.


Вот такой разговор у них получился:

Г-н Сато: Простите за внезапное беспокойство… (для интервью)

Киё: Желаете какой-нибудь алкогольный напиток? Меню на стене позади вас.

Г-н Сато: У вас есть джин?

Прочитав вопрос г-на Сато, Киё положил карандаш на стойку и вышел в кухню.

Через минуту он вернулся — с пустыми руками — и написал:

Киё: А какие статьи вы написали за последнее время? Насчёт джина… Похоже, у нас нет...

Г-н Сато: Эх… Тогда айс-кофе, пожалуйста. Я написал статью об огромном куске мяса. 

Письмо требует определённого времени, поэтому вся переписка между г-н Сато с Киё заняла 10-15 минут. Кому-то может показаться, что для простого заказа напитка это довольно долго, но г-н Сато говорит, что этот необычный опыт принёс ему странное удовлетворение.

Г-н Сато и Киё проявляли терпение, ожидая, пока собеседник закончит писать, а внимание, с которым они относились к фразам, появляющимся на бумаге, создавало ощущение, будто они делились друг с другом чем-то особенным. Общение через письмо оказалось удивительно успокаивающим, глубоким, и это настроение усиливалось приглушённым светом и заметным отсутствием какого-либо фонового шума.

Время от времени г-ну Сато и Киё приходилось останавливаться на середине фразы, чтобы заточить карандаш. Эти паузы добавляли глубины происходящему, и г-н Сато чувствовал себя так, будто прямо сейчас он пишет рассказ. Возможно, в будущем он действительно напишет рассказ о двух мужчинах в баре, которые пытаются поговорить в городе, охваченном эпидемией.

Г-н Сато с блокнотом, ставшим мостиком между ним и барменом, и фото героя его недавней статьи — огромным куском мяса

После того, как айс-кофе был допит, г-н Сато попросил (письменно) Киё поговорить с ним за пределами бара и рассказать немного о самом заведении. Киё согласился, и г-н Сато смог спросить, что натолкнуло его внедрить в Decameron письменную систему общения.

Киё объяснил это так:

«Естественно, это мера против распространения коронавируса. В маленьких барах вроде нашего, что бы мы ни делали, довольно тесно, так что общение через письмо показалось мне идеальным вариантом. Но есть и ещё кое-что. Я подумал, что письменная форма общения может быть ключом к созданию нового типа отношений в рамках этой новой нормы, с которой сейчас сталкивается общество.

Я думаю, вы почувствовали это, пока мы общались письменно. Когда ты пишешь, а не говоришь, приходится уделять больше внимания человеку, с которым ты общаешься. В устной беседе мы часто используем междометия, чтобы притвориться, что мы слушаем, когда на самом деле мы не слышали слов собеседника вовсе. На письме такое сделать не получится. Формулировки тоже становятся очень вежливыми, потому что грубить на письме, в отличие от устной речи, довольно трудно. Это ещё одна интересная особенность».

Киё смог идеально описать чувства, которые возникли у г-на Сато в этом маленьком баре. Во время письменного общения его ничто не отвлекало, а сама ситуация создавала ощущение благородства и учтивости, которые, к сожалению, часто отсутствуют в повседневных разговорах.

Мера, предпринятая Decameron для защиты персонала и клиентов во время пандемии, на самом деле является чем-то большим — напоминанием о том, как важно бывает притормозить и приглядеться к тем, кто вас окружает.


Бар Decameron (デカメロン) вы сможете найти здесь:

Токио, Синдзюку, Кабуки-тё 1-12-4

東京都新宿区歌舞伎町1-12-4

Twitter, Facebook 


Источник: SoraNews24

Смотрите также