Японская «вумэномика» в 2020 году: много обещаний, мало результатов

1956  0

Вскоре после возвращения Абэ Синдзо на пост премьер-министра в 2012 году в заголовках газет всё чаще стали появляться обещания о создании более счастливого и светлого будущего для женщин Японии. Их политическое, экономическое и социальное положение должно было улучшиться благодаря «вумэномике» – реформам, которые призваны помочь и женщинам, и экономике в целом. Однако сейчас, в середине 2020 года, японки продолжают сталкиваться с низкими зарплатами и отказами от работодателей. Почему?

Долгий путь до вумэномики

Наверное, нас не должен удивлять тот факт, что за семь лет вумэномика не смогла добиться многого, особенно учитывая, сколько времени понадобилось правительству, чтобы принять эту идею к рассмотрению. Сам термин был впервые использован в 1999 году Мацуи Кэти, видным сторонником гендерных реформ в Японии. Она и её коллеги утверждали, что женское потребление на рынке является важным аспектом для преодоления экономического спада. Также, по их словам, увеличение количества работающих женщин способно повысить ВВП Японии на 15%.

Развитие этих идей в политике можно назвать чудом, ведь мужчины-политики за эти годы не раз отпускали оскорбительные комментарии в адрес женщин. Чего только стоит фраза «машины для создания детей», сказанная в 2007 году бывшим министром здравоохранения Янагисавой Хакуо, или критика женщины из городского собрания за отсутствие у неё мужа и детей.

Плохое начало и неважное продолжение

Можно с уверенностью сказать, что начало у вумэномики было не из лучших. В 2014 году Абэ Синдзо решил продвигать свои реформы в блоге, и пост, посвящённый женщинам, он начал со слов «SHINE!», призывая японок сиять и вести Японию в светлое будущее. И вроде бы ничего особенного, однако если прочитать «SHINE!» как японское слово, то получится 死ね синэ – «СДОХНИТЕ!». Хотели как лучше, а получилось как всегда… При этом неспособность Абэ сдержать свои обещания и нежелание правительства предпринимать серьёзные шаги по развитию вумэномики лишь ухудшают ситуацию.

Но стоит признать, что какой-то прогресс всё же был достигнут. Обещание Абэ сократить очереди в детские сады до нуля к марту 2018 года не было исполнено в полной мере, однако правительству удалось уменьшить очереди до 20000 детей – этот уровень был достигнут впервые с 2008 года. Однако Абэ всё равно пришлось подвинуть обещанные сроки до 2020 года. Многие японцы считают, что полностью избавиться от очередей не получится, так как ещё одна политика Абэ – бесплатные для всех детские сады – вызовет большой приток новых детей в списках ожидания.

Похоже, подобные отсрочки являются своеобразным лейтмотивом в вумэномике Абэ.

Поставленная правительством Дзюнъитиро Коидзуми в 2003 году цель поднять к 2020 году долю женщин на руководящих должностях до 30% тоже была отложена. Последняя корректировка даты разочаровывает своей неопределенностью: в июне этого года было сказано, что эта цель будет отложена на «десятилетие», а её реализация будет осуществлена как можно раньше в 2030-х годах. На данный момент женщины занимают лишь 8% руководящих должностей.

В кабинете министров Абэ из 20 человек всего 2 женщины


Критика и полумеры

Судя по всему, другие предложения в рамках вумэномики также были сделаны без особого обдумывания, и потому их встретили резкой критикой. Среди таких – предложение о продлении отпуска по уходу за ребенком до трёх лет. Многие граждане осудили его, говоря, что три года негативно скажутся на карьере женщины, в то время как некоторые опасались, что это усугубит и без того тяжелое давление, оказываемое на женщин из-за требований уходить с работы и сидеть дома с детьми. Некоторые даже утверждали, что отчасти это предложение было сделано для того, чтобы проблема с очередями в детских садах казалась менее страшной, ведь дети, чьи родители находятся в отпуске, не могут попасть в очередь. В настоящее время в Японии разрешен отпуск по уходу за ребёнком сроком только до года.

Среди вопросов, которые японки обсуждают по поводу повторного выхода на работу после брака, вновь и вновь поднимается тема налогового вычета для супругов-иждивенцев, обычно женщин. Возможность вычета звучит привлекательно, но она означает, что женщины сильно ограничены в продолжительности рабочего дня. Так получается из-за того, что для налогового вычета годовой заработок не кормильца должен оставаться ниже определённой суммы.

Налоговый вычет – мощный стимул оставаться на непостоянной работе, и он не очень совместим с политикой, целью которой является привлечение женщин на руководящие должности.

Шли разговоры о полном избавлении от налогового вычета, однако он до сих пор существует. Абэ поднял потолок допустимого заработка для его получения, но сумма изначально была не очень большой, и её не удалось сильно увеличить. Хотя новая политика более гибкая и учитывает заработную плату основного кормильца, для получения полного налогового вычета годовой доход должен оставаться на уровне 1,5 миллиона иен или ниже, что всё равно меньше средней заработной платы на постоянной работе.

Обманчивые цифры

Несмотря на все успехи и неудачи, процент женщин, занятых на оплачиваемой работе, увеличился до более чем 70%, превысив проценты в Европе и США, что вызвало горделивую улыбку на лицах некоторых политиков. Но если учесть, что большая часть роста пришлась на занятость на непостоянной работе, то можно сказать, что это не та история успеха, которой хочется радоваться.

Согласно июньской статье Japan Times, женщины с непостоянной работой составляют более половины женской рабочей силы. Поскольку непостоянная работа ненадежна и склонна исчезать при первых признаках экономических трудностей, женщины в конечном итоге оказываются в том же положении, в котором они были до вумэномики. Мы наблюдаем это прямо сейчас вместе с тем, как пандемия разрушает экономику. Согласно статье в Nikkei Asian Review от 18 июня, за апрель и май более миллиона женщин, работающих неполный рабочий день, потеряли работу. Из примерно 970 тысяч нерегулярных рабочих мест, потерянных в апреле из-за пандемии, более 700 тысяч принадлежало женщинам.

В конечном итоге довольно сложно поверить, что предложенная Абэ вумэномика вообще каким-то образом связана с расширением прав и возможностей женщин. Если она на что и похожа, то только на пустые обещания и полумеры, направленные на создание позитивного образа правительства и улучшения экономики страны лишь до того уровня, чтобы казалось, будто вумэномика работает. А права и возможности женщины пусть зарабатывают себе сами.

«Вумэномика – это просто спектакль»

Кусано Юки,
бывший член Японского общества женских и общечеловеческих прав

Источник: Tokyo Weekender

Смотрите также