Сэппуку после самураев: долг чести ценою в жизнь

1653  0

«Сэппуку» и «харакири» — слова, которые многим приходят на ум, стоит только завести речь о средневековой Японии или же самурайстве. Ритуалы эти довольно специфичные, изжившие себя. Но хоть самураев в Японии давно уже нет, идея почётной смерти, видимо, прочно укоренилась в сознании японцев. Иначе как ещё можно объяснить то, что даже после всех запретов и ограничений находятся люди, из благородных чувств вспарывающие себе животы?

В период реставрации Мэйдзи (1868—1889) многое переменилось в японском обществе. Например, были упразднены многие привилегии элитарного сословия. Былые самураи канули в лету, как и многие их обряды и традиции, включая ритуал сэппуку.

Что особенно примечательно: хоть ритуальное самоубийство как казнь было отменено ещё в 1873 году, полностью сэппуку запретили спустя много лет, только в 1968 году. Однако это ещё не значило, что законы останавливали японцев и те перестали вспарывать себе животы.

Последний самурай

Мисима Юкио — японский писатель, трижды номинированный на Нобелевскую премию. И известен он не только вкладом в литературу, но и своей смертью. Он совершил сэппуку в возрасте 45 лет.

Задолго до этого рокового события Мисима читал много исторических описаний сэппуку, готовился, намереваясь провести обряд полностью — уйти красиво, по-самурайски.

И вот, 25 ноября 1970 года он в сопровождении личной армии «Общество щита» поехал на базу Сухопутных войск самообороны. Там намечалась встреча писателя с генералом, как оказалось, не особо приятная для самого генерала — ему заткнули рот и угрожали убить. В конечном итоге по требованию Мисимы заложнику пришлось вызвать весь персонал базы: гостю было, что сказать напоследок, и ему нужны были слушатели. Когда же снаружи все были в сборе, Мисима вышел на балкон и прочёл пламенную речь о необходимости конституционной реформы в Японии и о негодности послевоенной «Мирной Конституции», навязанной США.

Мисима Юкио. Обращение на балконе

Не получив отклика, он вернулся обратно в помещение и стал готовиться к самоубийству: достал короткий меч, вонзил его в живот и не без трудностей сделал надрез. Затем дело оставалось за малым. Чтобы выполнить все условия и завершить обряд, необходимо было — обезглавить. Эта честь выпала на долю Мориты Масакацу, близкого товарища Мисимы. Однако плохо управлявшийся с мечом Морита никак не мог попасть в цель, наносил удары мимо — по плечам. Тогда-то другой кадет, мастер кэндо, взялся за оружие и рубанул по шее Мисимы, завершив начатое. После и Морита последовал за писателем: вспорол себе брюхо, затем его также обезглавили.

Когда после всего полицейские ворвались в комнату, они увидели крайне неприятную картину: две головы Мисимы и Мориты лежали рядом на ковре.

Мисима Юкио были близки самурайские идеалы, это нашло отражение в его работах (например, эссе «Хагакурэ нюмон»), также его крайне интересовали ритуальные самоубийства, особенно это заметно по новелле «Патриотизм». Самому же Мисиме любят присуждать гордое звание «последнего самурая».

Есть множество теорий, почему писатель поступил так а не иначе: сколько людей — столько и мнений. Но некую дань самурайской культуре он этим смелым шагом, несомненно, отдал.

Один менеджер

Нонака Масахару сорок лет проработал в компании «Бриджстоун», занимал управляющую должность, и вот однажды — утром 23 марта 1999 года — он пришёл в головной офис и отправился прямиком в кабинет директора. Нонака был недоволен тем, что ему «настоятельно рекомендовали» досрочно уйти на покой. Об этом в тот день он и не преминул сообщить Каидзаки Ёитиро, действующему директору «Бирджстоун» на тот момент.

Услышав жалобу подчинённого, Каидзаки позвал в кабинет управляющего, и они вместе стали объяснять возмущённому Нонаке, что никто не может заставить его бросить службу преждевременно — последнее слово в любом случае остаётся за ним. Впрочем, на этом проблемы не кончались: перевод в мелкую дочернюю компанию, сокращение зарплаты вдвое. Нонака негодовал: разве так стоит поощрять своих работников, верой и правдой прослуживших в компании столько лет?

Но на тот момент с этим вопросом, увы, уже решённым, поделать ничего было нельзя. По крайней мере, по словам директора и управляющего, это было так.

Стоило Нонаке услышать отказ, он сильно разозлился: оголился по пояс, достал из портфеля нож и начал им размахивать.

Прежде всего он потребовал, чтобы созвали всех служащих «Бриджстоуна» и дали знать о происходящем в СМИ.

Позже, когда публика подтянулась, возмутитель спокойствия сообщил, что собирается убить себя, но прежде забрать жизнь директора Каидзаки, тогда он вновь принялся размахивать оружием.

Все пытались образумить Нонаку, но всё было тщетно. Позвонили в полицию — но и она оказалась бессильна.

В тот момент, когда офицеры вместе с управляющим и директором в очередной раз отговаривали Нонаку от необдуманного поступка, он вогнал нож себе в бок.

Раненый заявил, что не желает жить, сказал, чтобы они не смели делать ему переливание крови. То же самое Нонака продолжал кричать и в машине скорой помощи, там же он и скончался. На тот момент ему было 58 лет, до пенсии оставалось два года.

Конечно, то, что сделал Нонака Масахару, назвать харакири в полной мере сложно: удар пришёлся не в живот, а в бок, более того, нанесён он не коротким мечом, как это принято, а самым обыкновенным ножом. Но, видимо, Нонака всё же пытался в какой-то мере соблюсти традицию, уходящую корнями к средним векам и самурайскому кодексу.

Несостоявшийся самурай

Однако эти случаи были уже так давно, верно?

Невольно задаёшься вопросом: а что же сейчас?

Что ж, можно с уверенностью сказать, что в недавнем прошлом таких громких случаев, как история с Мисимой Юкио или же с Нонакой Масахару, не было. Но всё же примечательным может показаться одно событие 2019 года.

28 апреля в Токио, в районе Икэбукуро, напротив головного офиса компании «Bic Camera» расхаживал мужчина, грозившийся вспороть себе живот. Он размахивал ножом, чем напугал прохожих. Вскоре прибыла полиция и повязала «несостоявшегося самурая». В прессе это событие освещение получило, но имени мужчины так и не указали, как и причины его поступка.

Головной офис «Bic Camera» в Икэбукуро

Сегодня в Японии сэппуку такая же экзотика, как и за её пределами. Это устаревший, крайне мучительный способ самоубийства, и можно смело заявить, что он уже отжил своё. По крайней мере, в среде обывателей так точно.

Ссылки: nippon.com, mhl.or.jp, ameblo.jp, news.livedoor.com, mag2news

Смотрите также